Архив рубрики: Статьи

ДНЮ ПРАЗДНОВАНИЯ ОЗЕРЯНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Покровский вестник, № 11-12(105), ноябрь-декабрь 2018 г.

Вот и еще один день празднования Озерянской иконы Божией Матери – 12 ноября 2018 года – остался позади… Сколько их было за всю историю с тех пор, как Царица Небесная соблаговолила посетить наш край, явив чудотворный свой об-раз в тихом уголке родной Слобожанщины, в Озерянке?

 

1711 год считается официальной датой обретения Озерянской иконы. В 2011 году, в Киеве, на Всеукраинском уровне даже проводи-лось официальное празднование в честь трехсотлетия обретения святыни. Однако дата – 1711 год –  назначена весьма символично. Историк и краевед Д.И. Багалей в своей знаменитой «Истории Слобожанской Украины» указывает, что отец Севастиан в 1710 году получил Озерянскую пустынь и построил церковь… А значит, слава об иконекак о чудотворной на тот момент была уже так велика и официально признана, что в честь нее учреждалась пустынь. Кроме того, в «Сказании о святой чудотворной иконе
Пресвятой Богородицы Озерянской», автором которой является Андрей Федорович
Ковалевский, 1711год опровергается как дата ее обретения. По святогорским актам,
годом передачи отцом Федором всего своего имущества для основания Озерянской пустыни значится 1696! Следовательно, икона была обретена еще ранее этой даты. Некоторые источники указывают период обретения иконы с 1668 по 1696 год. А это уже более чем 340 лет! Матушка Царица Небесная избрала наш край себе в удел. Все эти годы Она не прекращала изливать на стадо Христово свои милости. Как же люди–наши пращуры и современники– откликались на эти Ее милости? Об этом предлагаем вам узнать из материала, подготовленного сотрудниками редакции журнала «Покровский вестник».


Читать далее… →

ГОСПОДЬ ПОРУГАЕМ НЕ БЫВАЕТ

Покровский вестник, № 9-10(104), сентябрь-октябрь 2018 г.

Ольга Княженко

Однажды, путешествуя по святым местам, на приходе Крестовоздвиженской церкви одной из деревень Ярославской области, довелось мне увидеть двух необычных старушек. Обе в одинаковых косыночках, в одинаковых сарафанах…Та, что постарше – в инвалидной коляске. Все ее тело странным образом покручено, словно застыло раз и навсегда в какой-то дикой агонии. Полубоком она сидела в своей коляске, а руки и ноги невпопад торчали в разные стороны. Только лицо, а особенно глаза! Они дышали умиротворением, излучая покой и радость. Как потом выяснилось, это родные сестры Степанида и Мария Кудановы. Мне непременно захотелось познакомиться с ними, узнать про их необычную судьбу. И Господь управил узнать, как все было, и рассказать вам…

 

 

 

 

 

   Солнце уже закатилось и спряталось где-то за лесом. Вдалеке, на луговине, остывала трава, отдавая ночной прохладе свое тепло, мягким одеялом влажного пара покрывая землю. Где-то слышалось, как поют птицы, приветствуя наступившую прохладу, а кузнечики то и дело стрекотали, стараясь перетрещать друг друга. 
В большом доме на краю села, который недавно отобрали у семьи кулаков Сапрыкиных, обустроенного под сельский совет, в этот день все не гас свет. В окнах было видно оживленное движение, стоял сплошной гул от множества голосов. Все это напоминало гнездо, кишащее осами. Наконец, далеко за полночь широко распахнулась дверь, из которой сначала пролился свет керосиновой лампы, потом вывалились клубы папиросного дыма, а вслед за ними парами и небольшими группами стали выходить молодые парни и девчата, оживленно что-то обсуждая и перекрикивая друг друга. Мало-помалу стали расходиться по домам. Четверо из них отделились от большой группы и свернули на тропинку, ведущую в сторону хутора Угодичи.

– Правильно товарищ Тютькин сказал, буде кровушку-то нашу пить… Затуркали вконец:
туды не ходи, таво не роби, етаво не ешь…
Паши с утра до ночи, как вол, да и только. Хватит! Наконец, пришло наше время. Свобода-волюшка долгожданная! Я за нее все отдам, зубами выгрызать стану! – возбужденно выкрикивал слова кудрявый черноглазый парень.
– Мы с Нюркой тож в стороне сидеть не станем. И мы пойдем свободу свою отвоевывать!
Ишь, попривыкли командывать. Учат, учат кажный день. Теперыча наша власть пришла, наше время. Даж не верится, неужто вот она – свобода! Я теперь ее из рук-то не выпущу!
– Не вы-ы-ыпущу… Раскудахталась. Ее еще завоевать окончательно нужно, да удержать.
И тут придется проявить всю свою твердость, весь характер. Товарищ Тютькин сказал, что
без винтовок тут не обойдется… А что? Пора за дело браться. Завтра спозаранку и начнем. Не забоишься, Стешка, церковь-то громить?! У вас ведь с Нюркой бабка Прасковья набожная…
Ты, что ли, не говори ей, чего мы на завтра удумали с робятами.
– Еще чего! Вот возьму и скажу! Скажу непременно, сегодня же. Корчит из себя родственницу да благодетельницу великую. Как тятька с мамкой сгинули двенадцать лет тому назад, забрала она нас троих к себе. Я, говорит, теперыча вам буду и мамка, и тятька. Слушайтесь мене, говорит, не пропадем. А сама и давай нас в работы всякие пускать, спина не разгиналась от зари до ночи. А потом еще на коленях заставляла утром да вечером перед образами кланяться, лбом стучать. Она мне больше не указ.
– А ты, Нюрка ?
– А я че, хуже чель? И я со Стешкой. Куды она, туды и я…
– Ох, звезды то каки-и-е-е! Пропали сегодня наши посиделки. Не спели никакой песни, не сплясали…
– Плясунья ты наша! Потерпи чуток. Вот за-воюем окончательно новую жизнь, наладим
все, тады и петь-плясать станем вдоволь.
– Дык, ждать долго! Ничаво, я завтра найду, где сплясать!
– А с чего рушить то начнем?
– Сначала Крест этот нужно вытащить, стены ободрать, иконы сорвать и сжечь.
– А говорят, Крест уже пробовали вытащить, да с места сдвинуть не могли. Петька даж пилить брался, а не смог. Все зубья у пилы поломались, а на НЕМ – ни цара-пины.
– Да какая там пила у этого алкоголика может быть? Давеча нажрался до беспамяти, упал на борону и насмерть. На той неделе схоронили дурня. Царствие ему Небесное…
– Ну-ну! Какое еще там царствие? Мы строим свое царство – рабоче-крестьянское. И будет оно счастливым да свободным. И будет вокруг равенство; и все пути тебе
будут открыты! Хошь – агрономом стань, хошь – писателем… а хошь – фельшером.
– Фельшер! Светать скоро будет! Пора по домам, а то все дело завтра проспим. Ну, барышни, доправили мы вас в аккурат до крылечка. Завтра свидимся. Не скучайте без нас тута.
– Степ, а Степ, дык че, завтра-то, где мы вчетвером встретимся?
– Давайте прямиком к храму. Кто раньше придет – сразу за дело. Че хороводы водить?!
Берите с собой струмент какой. Работы много.
Распрощавшись на крылечке, хлопцы – Степан и Кирюха – скрылись за ветками раскидистого орешника, а сестры Стеша и Нюра, легко вспорхнув на порог, распахнули дверь в избу.
– Где это вас носило чуть ни до утра? Совсем стыд потеряли, попрыгуньи?

Читать далее… →

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ХРИСТИАНИН

Покровский вестник, № 9-10(104), сентябрь-октябрь 2018 г.

Многие по видимости праведные считают себя христианами…

Прп. Макарий Египетский

   «Прежде всего познай самого себя, то есть узнай о самом себе, каков ты есть. Каков ты воистину, а не каков ты думаешь, что ты есть. С этим знанием становишься мудрее всех людей. С таким познанием себя и в смирение приходишь, и благодать получаешь от Господа. Если же не приобретешь самопознания, а рассчитываешь только на свой труд, знай, что всегда будешь находиться вдали от пути» (старец Иосиф Исихаст. Полное собрание сочинений. М., Ахтырка, 2015. С. 33).

   Эти слова принадлежат великому святому ХХ века, старцу Иосифу Исихасту. Все мирское образование старца состояло из двух или трех классов начальной школы. Но его мысль об абсолютной необходимости самопознания полностью совпадает с основной мыслью книги «Фантастический христианин в сравнении со святоотеческим человеком», написанной профессором богословского факультета Афинского университета Иоанном Корнаракисом.

   «Психология, исследующая бессознательное, установила, что мотивом для всякого со-противления самопознанию является страх. Страх перед реальным образом себя самого. Известный психиатр и психолог Карл Густав Юнг утверждал, что большинство людей боятся проникнуть в глубину своей души – не выскочит ли оттуда какое-нибудь чудовище, какой-нибудь змей, который ужаснет их или вызовет у них разочарование.

   Люди боятся, что в этом случае они столкнутся с экзистенциальными проблемами и тупиками, которые их сокрушат. Поэтому они предпочитают не заниматься проблемой, кто они такие и каков реальный образ их самих. Они чувствуют себя более комфортно и беспроблемно, если поручают своей фантазии создать образ самих себя – такой образ, который соответствовал бы уровню и качеству их общественного положения. Предпочитают рисовать свой образ в собственном воображении, а не изменять его в реальности к лучшему подвигом и трудами. Они отказываются от перемен, путь к которым лежит через страдания. Отказываются от борьбы, результат которой не может быть известен заранее.

   Так и слышатель слова Божия, увидевший свое отражение в Евангельской проповеди, заметил свои недостатки и несовершенства. Но лишь только он удалился от этого зеркала, как сразу забыл, каков он есть. Он вытеснил свой образ в беспамятство своего бессознательного, отверг этот образ и, как ему кажется, избавился от тяжелых экзистенциальных вопросов том, каков его образ на самом деле.

   Но так легко от действительности не убежишь. Важный психологический закон предупреждает: «Все, что вытеснено, мстит».

   Итак, правду говорит брат  Господень Иаков. Если слышатель слова Божия не исполняет это слово, то он обманывает сам себя. Такая его непоследовательность отдает его в распоряжение психодинамических законов невротического комплекса. Поэтому потеря памяти о самом себе после того, как он увидел свое отражение и отверг увиденный образ, является началом возникновения невротического комплекса. Такой человек остается фантастическим христианиноми оказывается во власти всех последствий самообмана, во власти своего невротического мышления…»

Невротический комплекс – сформировавшаяся в бессознательном устойчивая совокупность представлений, эмоций, мотивов и установок. Комплекс оказывает существенное влияние на психику человека

   Фантастический христианин – такое современное название дает нам Иоанн Корнарарикис этому состоянию человека. Однако само это явление ранее было известно как состояние духовной прелести. Вот какое определение ее мы находим у Игнатия Брянчанинова: «Прелесть есть повреждение естества человеческого ложью. Прелесть есть состояние всех человеков, без исключения, произведенное падением праотцов наших. Все мы – в прелести. Знание этого есть величайшее предохранение от прелести. Величайшая прелесть признавать себя свободным от прелести. Все мы обмануты, все обольщены, все находимся в ложном состоянии, нуждаемся в освобождении истиной. Истина есть Господь наш Иисус Христос. Усвоимся этой Истине верою в Нее; возопием молитвою к этой Истине, – и Она извлечет нас из пропасти самообольщения и обольщения демонами. Горестно состояние наше! Оно – темница, из которой мы молим извести нашу душу, исповедатися имени Господню. Оно – та мрачная земля, в которую низвергнута жизнь наша позавидовавшим нам и погнавшим нас врагом. Оно – плотское мудрование и лжеименный разум, которыми заражен весь мир, не признающий своей болезни, провозглашающий ее цветущим здравием. Оно – плоть и кровь, которые Царствия Божия наследити не могут. Оно – вечная смерть, врачуемая и уничтожаемая Господом Иисусом, Который есть воскрешение и живот. Таково наше состояние. Зрение его – новый повод к плачу. С плачем возопием ко Господу Иисусу, чтоб Он вывел нас из темницы, извлек из пропастей земных, исторг из челюстей смерти. «Господь наш Иисус Христос, – говорит преподобный  Симеон Новый Богослов, – потому и сошел к нам, что восхотел изъять нас из плена и из злейшей прелести».

Читать далее… →

ГОСПОДИ! ПОВЕРЬ МНЕ!

Покровский Вестник, № 4(60), апрель 2013г.

Слово, произнесенное у святой Плащаницы
в Свято-Пантелеимоновском монастыре на горе Афон в Великую Пятницу 1978 года Владыкой Никодимом (Руснаком).
18 апреля 2013 года ему бы исполнилось 92 года…

Возлюбленные о Господе отцы и братия! В эти святые минуты, воспоминая положение во гроб Спасителя и Искупителя Мира, Господа нашего Иисуса Христа, мы с благоговейным трепетом преклоняем свои молитвенные чувства у святой Плащаницы – образного Гроба Господня не в отчаянном неведении, как святые Иосиф с Никодимом и жены-мироносицы, которые вместе с телом Богострадальца положили во гроб и всю свою надежду, ибо нам известно, – Он славно восстанет, но в горькой сознательности о том человеческом непостоянстве и двоедушии, которые и послужили страшному голгофскому обытию: человечество безжалостно распяло своего Спасителя и Господа, предпочтя пощадить вместо него разбойника Варавву; а также в глубоком раздумии над непостижимостью Божественной любви к роду человеческому, промыслительные действия которой так часто понимаются человеком совсем превратно, из-за чего человек не только противится ее спасительному действию, но часто и оскорбляет ее. До какой же жестокости может довести грех чувства человека, до какого бездушия доводит человеческую волю греховный азарт: «Кровь Его на нас и на чадах наших». (Мф. 27, 25). Участники страшной голгофской трагедии заклинают себя и своих потомков, лишь бы поскорее увидеть свою жертву на кресте. За что, почему? Ответ один – дабы
никто не смел тревожить их совесть, не напоминал им о грехе, с которым они так сжились. И когда Слышатся с Креста слова незлобливого Богострадальца: «Отче! Прости им, ибо не знают, что
делают» (Лк. 23, 34), стыдно поднять глаза на увенчанного терновым венцом на Кресте висящего Спасителя и Искупителя Мира, до конца любящего и желающего спасти во грехе погибающего
человека. Так любить может только Бог! Но увы! В ожесточившихся сердцах сострадательного ответа нет. «Если Ты сын Божий, сойди с Креста» (Мф. 27, 40), – слышится насмешливость обезумевшей толпы, не понимающей, что Ему их же ради необходимо и умереть, дабы до конца, чрез Свою Крестную смерть и Воскресение утвердить евангельскую Истину – Воскресение живых и мертвых. И более того, Господь, обращаясь в молитве к Своему Отцу Небесному: «Отче!., за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною» (Ин. 17, 19), открывает пред всем человечеством
Свою непостижимую и неизмеримую Божественную любовь, благодатию которой человек достигает
не только прощения своих грехов, но и усыновления Отцу Небесному – непостижимое обожествление,
приобретенное Его жертвенной Кровию.

Читать далее… →

АРХИМАНДРИТ НАРКИСС КВИТКА: слобожанин, просветитель, аскет

«Покровский Вестник», № 11-12(99), ноябрь-декабрь 2017 г.

Многое множество подвижников взрастила наша Слобожанская земля. Их имена, как звезды, ярко сияют среди сонма святых. Но о личности архимандрита Наркисса квитки мало кому известно, а ведь это любимый племянник святителя Иоасафа Белгородского, послушник нашего Свято-Покровского монастыря, настоятель Куряжского Спасо-Преображенского монастыря и… родной дядя по отцу известного украинского писателя Григория Квитки-Основьяненко. На протяжении десяти лет издательство «Покровский вестник» по крупицам собирало любую информацию, связанную с этой яркой выдающейся личностью. И сегодня мы делимся ей с вами, дорогие наши читатели.

Самое полное повествование о Наркиссе Квитке содержится в издании 1904 года «Куряжская обитель и ее Георгие-Петро-Павловский храм (1673-1903 гг.) епископа Стефана. С него и начнем.
***

…Георгиевско-Петро-Павловскому храму со времени его построения не было уделяемо внимания настоятелей: через 70 лет описан-ного времени он пришел потому в крайнее обветшание. На него обратил внимание следующий архимандрит Наркисс Квитка или, как сам он подписывался, Кветка, постриженец Куряжского монастыря. 1-го марта 1751 года, на 20 году жизни, от архимандрита Варлаама Тыщенского по благословению дяди своего Иоасафа Горленко, епископа Белгородского, он был пострижен в монашество, а через 20 лет, 14 сентября 1770 года, был назначен настоятелем давшей ему иноческий образ обители. Кроме Онуфрия и Варлаама Андреев-ского, он более всех настоятелей потрудился над благоустроением обители и украшением ее храмов. Образованный (ранее был учителем Коллегиума и преподавателем поэзии в Пскове и экзаменатором), весьма красноречивый (там же был соборным проповедником (был даже вызываем для проповеди в придворную императрицы Елисаветы церковь)), с изящными манерами, развитыми как домашним дворянским воспитанием, так и заграничною службою (был капелланом в Испании при русском посольстве и духовником при походной церкви для посольства, отправленного в Германию на мирный конгресс 1761-1762 гг.)…

Читать далее… →