Архив рубрики: Статьи

Харьковский затворник

Покровский вестник, № 9-10 (110), сентябрь-октябрь 2019 г.

————— Подвижники Слобожанского края —————

 

 

 

 

 

 

 

Господи, в память святых Твоих, вся тварь празднует, небеса радуются со ангелы, и земля веселится с человеки: тех молитвами помилуй нас».                                                    (Песнопения Триоди Постной)

Продолжая знакомить вас, дорогие наши читатели, с выдающимися личностями, ревностными христианами – подвижниками нашего Слобожанского края, в этом номере «Покровского вестника» мы хотим продолжить тему незаурядной личности архимандрита Тихона (Баляева) – последнего настоятеля Данилова монастыря в Москве, непостижимым промыслом Божиим оказавшегося сначала в числе братии Глинской пустыни, а затем ставшего харьковским затворником, – и рассказать о его харьковском духовном чаде.

О духовной дочери архимандрита Тихона (Баляева) монахине Серафиме (Филатовой) – ныне схимонахине Андронике
(окончание. Начало в ПВ № 3-4(108))

Три дня пребывало тело почившего великого подвижника благочестия из Москвы, неисповедимыми путями Господними ставшего нашим харьковским затворником, архимандрита Тихона (Баляева) в доме монашеской общины на Холодной горе. В последний путь его провожали монахини, давшие ему приют в нашем крае, его старший
брат Александр, его духовный сын из Москвы Чибисов Сергей Владимирович – тайный монах Серафим – и… его духовная дочь из Харькова – юная монахиня Серафима (Филатова). 
14 мая 2019 года мне, грешной рабе Божьей Алле Станкевич, вместе с сестрицей во Христе Ириной Ребровой посчастливилось еще раз навестить матушку. Накануне совсем не спалось. Рано утром, ни свет ни заря, помолилась и вышла во двор только с одной мыслью – о предстоящей встрече. Как она там? На дворе разлилась росой, раскатилась цветами и травами, благоухает весна. А наша старенькая монашечка даже из дому не выходит! Ножки болят. Без ходунков даже по квартире передвигаться не может. Где уж там на улицу выйти? Так и сидит в своей квартире на четвертом этаже без выхода вот уже пять лет. Очень захотелось к ней в дом занести подарки весны. Нарезала бархатной мяты, душистого любистка, острых шпажек-листьев и цветов нарцисса. Под старым орехом переливается капельками росы молодой лук-порей, чеснок и шелестит нежной зеленью кислый щавель. Спасибо, что ко времени поспели! Прихватила еще пару баночек варенья к чаю, и бегом в дорогу. На кругу 24-го троллейбуса меня уже ждала Ирина с гостинцами для матушки и букетом милых ландышей. В этот раз мы с матушкой встретились уже как давние и хорошие знакомые… Радостные от долгожданной встречи.
– Да что ж вы столько опять мне нанесли всего?! Я же этого и не съем.
– Ничего страшного, Наталью угостите, если что… Матушка, так хотелось к вам в дом кусочек весны принести! Чтобы потрогали руками эти травки, вдохнули свежие запахи. Вы так и не выходили на улицу за это время?
– Да какой там выходила! Я тут упала и чуть было не умерла. Неделю лежала на постели, ничего не пила, не ела, ничего не помню. А потом, думаю, что это я лежу? Говорю Наташе, заварика мне чаю, да подай ходунки… Взяла, прошлась, чаю попила. Потом попросила меня пособоровать… И что ж вы думаете? Ко мне даже память вернулась! Вот что значит Маслособорование! Да и дальше живу. Приезжал ко мне Владыка Антоний из Глинской пустыни.
Приехал и говорит:«Давайте, матушка, я постригу Вас в схиму!»
А я говорю: «Да что Вы! Я ж не достойная! Тут хоть бы с монашеством своим как-то управиться!»
А он: «Нет, Вы достойные. Вы все время приезжали к нашему старцу Андронику, он Вас постригал в монашество. И будете вы теперь схимонахиня Андроника!»
– Ма-а-атушка! Так Вы теперь схимница в честь нашего Андроника (Лукаша)!?
– В честь батюшки Андроника (Лукаша).
– Надо же! Как же оно все только связано-перевязано… И с Глинской пустынью, и с архимандритом Тихоном, и с Покровским монастырем… и с нами, грешными. Матушка Андроника! Мы вот все расспрашиваем о других, а о Вас я так мало знаю. Расскажите, пожалуйста, еще о себе!
С жадностью мы ловили каждое слово, сказанное вновь испеченной схимницей. И теперь в моем сознании хоть как-то уже вырисовывается картина жизни этого удивительного человека…

Читать далее… →

Духовный дневник архм. Тихона (Баляева) (часть 3)

Покровский вестник, № 7-8 (109), июль-август 2019 г.

«Древняя Пасха совершалась во избавление от рабства Египетского, и кровь агнца проливалась за сохранение первенцев. А новая Пасха – во оставление грехов и сохранение помыслов, назначенных и посвященных Богу…»

ПРИСНОПАМЯТНОГО АРХИМАНДРИТА ТИХОНА (БАЛЯЕВА)
ЧАСТЬ 3

Окончание. Начало в ПВ № 3-4(2019)

«Каждому надо прислушиваться к внутреннему голосу души, что она ищет. Вот всякое смущение мирское или волнение или беседа отнимают у тебя мир и вместе с тем лишаешься молитвы, открывается как бы застарелый нарыв, и гной течет из раны сердца»…
                                                                                          Преподобный Нил Сорский

Среда Фоминой недели, девяти мучеников Кизических и преподобного Мемнона
При всякой сердечной скорби и туге надо плакать пред милосердым Господом, и скорбь пройдет. Это сколько, сколько раз ты испытывал, и как сему не верить, когда этим живет и дышит душа. Преподобный Исаак Сирин пишет, что во всякой скорби наилучшее утешение – это слово веры, изрекаемое в сердце.
(См. о сем у святителя Тихона наставление о науке сердечной молитвы в конце книги
«Сокровище духовное»).
От сухости и бесплодия так томится душа – время как бы останавливается, вся душа вянет и поникает долу. Но после плача вновь является бодрость, и сила, и легкость в душе и незаметно идет время в уединении. Так истинно говорят святые отцы, что без
молитвы нельзя снести уединения, как без уединения нельзя приобрести навык к молитве. Вот почему избирали ревнители благочестия жить в пустыне или в затворе:
там душа, не имея иной опоры в жизни, как бы сама собой вся устремляется к Богу
истинной жизни и радости и спасения. Тут сама стихия религиозной жизни, вся природная сила души устремляется к Творцу, от Которого она и сотворена для блаженного общения с Ним. И не надо страшиться, когда долго томит эта сухость и нечувствие души, – от сего накопляется скорбь, а от скорби молитва сильнее. По сравнению святого Златоуста, вода, стесненная внизу, устремляется вверх сильною струею. Великое это благо. Все прочее надо с радостью оставить, дабы стяжать сию жемчужину в глубине покаянного плача и слез уединенных. Святой Тихон уверяет, что если оставим мир, то увидим верою небесные чертоги и устремимся туда желанием сердца. Истину тебе говорю, – пишет он («Сокровище духовное»), и вот слова святого Иоанна Златоуста, коему святой Тихон подражал во всем: «Добродетель состоит в том, чтобы презирать все людское, ежечасно помышлять о будущем, не прилепляться ни к чему настоящему – но знать, что все человеческое есть тень и сон, и хуже даже этого. Добродетель состоит в том, чтобы по отношению к вещам этой жизни быть как бы мертвым даже и по отношению к вредному для спасения души быть бездейственным, как мертвый, но жить и действовать только для духовного, как и Павел сказал: живу же не к тому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). …Обуздаем все плотские страсти, чтобы после законных подвигов в короткой и скоротечной сей жизни удостоиться нам великих венцов и в тот грядущий день, страшный для грешников и вожделенный для облекшихся добродетелью, получить неизреченные те блага по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцем и Святым Духом слава, держава, честь ныне и присно и во веки веков. Аминь».
Четверг Фоминой недели, святого апостола Иакова Зеведеева
Не даждь в печаль сердца твоего (Сир. 38, 20), – сказано в Слове Божием. Излишняя впечатлительность – большой недостаток и недуг души, как объяснено у преподобного Кассиана – нельзя быть слабым воском печати, все на себя приемлющим. И епископ Феофан пишет, что надо и скорбь, и радость не принимать сразу, а держать их на расстоянии от себя. Всяцем хранением блюди свое сердце: от сих бо исходища живота (Притч. 4, 23). С утра особенно толкутся разные впечатления и берут в плен душу. И святой Иоанн Златоуст говорит: «Как ладья тонет, когда море вздымается и волны восстают со всех сторон, так и душа, когда отовсюду обнимает ее печаль, скоро гибнет, если никто не подаст ей помощи; и спасительная печаль о грехах от неумеренности становится гибельною». Меня огорчила печаль сильная по поводу вестей о братии Глинской пустыни, как они бедствуют там, и еще по поводу недоверия ко мне друзей близких и их неверности в самом близком, задушевном мне интересе. От сей печали
омраченная душа не способна с умилением молиться, ее плач горький надолго держит
душу в оковах усиленной печали, как в темнице. И бьется, блуждает душа, и стенает, и выйти на свет отрады не может, пока не воззрит с умилением к Господу, Распятому на Кресте, и не припадет с упованием и желанием сердечным пред Его пречистыми стопами, воспоминая, как всегда Он быстро утешал скорбящую и прибегающую к Нему душу, в Нем Едином полагающую свое прибежище, помощь и утешение <…>

Св. Марк Подвижник призывает христианскую душу стараться соблюсти три условия: хранить помыслы, терпеть все находящее и непрестанно призывать помощь Божью.

Читать далее… →

Празднованию Озерянской иконы Божией Матери посвящается

Покровский вестник, № 7-8 (109), июль-август 2019 г.

—- Подвижники Слобожанского края —-

Господи, в память святых Твоих, вся тварь празднует, небеса радуются со ангелы, и земля веселится с человеки: тех молитвами помилуй нас».                                                         

(Песнопения Триоди Постной)

Продолжая знакомить вас, дорогие наши читатели, с выдающимися личностями, ревностными христианами – подвижниками нашего Слобожанского края, в этом номере «Покровского вестника» мы хотим продолжить рассказ о незаурядной личности архимандрита Тихона Баляева – последнего настоятеля Данилова монастыря в Москве, непостижимым промыслом Божиим оказавшегося сначала в числе братии Глинской пустыни, а затем ставшего харьковским затворником.

В этом номере, дорогие наши читатели, «Покровский вестник» расскажет вам о том, что до сих пор еще живет в нашем городе Харькове и скромно несет свой христианский подвиг духовная дочь приснопоминаемого архимандрита Тихона Баляева – монахиня Серафима (в миру Филатова Екатерина Никитична)… Но главное – то, что все эти наши статьи, события, поступки и мысли в нашем журнале, и не только… происходят под исключительным присмотром Озерянской нашей Госпожи! Летний день празднования Ее иконы припадает на 29 июня. И сегодня, 28 июня 2019 года, в 8 часов 40минут я пишу эти строки в предыстории уже готового материала, только что осознав, что они непостижимым промыслом приурочены именно ко ДНЮ ЕЕ ПРАЗДНОВАНИЯ и посвящаются Ей! Счастливые слезы неслышным ручейком стекают по щекам и капают на кла-виши с белыми буквами, оро-шая соленой влагой венки из слов, которые сплетаются фразами, предложениями, абзацами и целыми страницами… Во славу Господа нашего Иисуса Христа и Его Пречистой Матери. Аминь.

Не однажды пытались мы повидаться с матушкой Серафимой (Филатовой)… Еще
в 2015 году, по благословению нашего главного редактора архимандрита Глеба
(Свидло), звонила я ей по телефону, просила позволения навестить ее с тем, чтобы узнать о нем, услышать хоть еще одно словечко из уст человека, который лично, при жизни знал ХАРЬКОВСКОГО ЗАТВОРНИКА! Но, увы…
– Зачем это вам?! Что я расскажу?.. Ну, да. Знала я лично батюшку Тихона. А вам что до того? – слышался на конце телефонного провода слабый, но довольно строгий голос монахини.
– Как же, матушка Серафима! Мы хотим больше о нем узнать и рассказать о нем нашим читателям…
– Да, жил отец Тихон в затворе в нашей хибарке. Перед одним Богом нес свой подвиг христианский. Один раз в день вкушал скромную пищу, неделями не выходил из своей убогой келии. А потом заболел раком горла и отошел ко Господу. Вот.
– Ма-а-а-тушка Серафима! А можно Вас навестить и еще побеседовать!?

– Некогда мне гостей принимать и беседы беседывать! Я Псалтирь сегодня еще не читала. Все. Храни Бог!
Короткие гудки в телефонной трубке оборвали меня на фразе: «Ну пожа-а-а…»
Через какое-то время были еще попытки встретиться с загадочной монахиней, но все
тщетно.
Шло время… Как осенние листья с деревьев, падали листы календаря, безвозвратно
исчезая в бездне вечности. И когда она поглотила их не меньше тысячи, случилось вот что.

Читать далее… →

Духовный дневник (часть 2)

Покровский вестник, № 5-6 (108), май-июнь 2019 г.

ПРИСНОПАМЯТНОГО АРХИМАНДРИТА ТИХОНА (БАЛЯЕВА)
ЧАСТЬ 2

«Древняя Пасха совершалась во избавление от рабства Египетского, и кровь агнца проливалась за сохранение первенцев. А новая Пасха – во оставление
грехов и сохранение помыслов, назначенных и посвященных Богу…»

Фомина неделя, воскресенье Слава Богу за все. Вот и Светлая неделя прошла, и Господь утешил радостью духовной, и духовной пищей питал нас, Словом Своим, и дивными поучениями святых отцов и учителей Церкви. Когда омрачается душа день или два сухостью и нечувствием, то потом, смиряясь и устрашаясь от сего, вновь устремляется душа с плачем к Господу, и вновь приемлет от Него милость и заступление, и  ущерб, потому что обновляется в силах. Так и определяют святые отцы путь к Богу не только начинающих, но и преуспевших. Тихая радость посещает души при живом воспоминании святых мучениц и их подвигов. В это время душа даже желает скорее окончить жизненный путь, чтобы прийти в эту страну света, и жизни, и радости, и любви ангельской, в девственный чертог, в обитель небесную, в дом Отца Всеблагого. Вновь замечаешь, что от беседы с людьми изнемогает душа, исчезает молитва и плач, умиление, потому что люди сокрушают душу тщеславием, как говорят святые отцы. Беседу надо заменить одну другой, то есть молитвой. Они срывают цветы с моей души, я это чувствую. Им весело и приятно, а мне ущерб и им ущерб, потому что срывают цветы и в свое время плодов не получат, какие мог-ли бы получить. Еще заметь, как с усиленным желанием стал больше спать, и тяжесть в желудке и в кишечнике. Пища для сна пресыщение, говорят святые отцы, а от сего омрачение души, сухость, холодность в молитве, унылость духа, забвение, нечувствие, леность, женское расслабление. Когда же подвижничать? Вот почему и не полезно знаться иноку с людьми. Его сокрушают этой пагубной нежностью и любовью к плоти. Разве они поймут меня? Им главное сохранить свое; это собственничество. А душа болит от сего, и время идет, и опыта нет в воздержании и преуспеянии. А деваться некуда. Инок должен избегать всех: и ненавидящих и любящих, ибо первые вредят по ненависти и злобе, вторые — по излишней нежности и жалости и боязни за свое собственничество. А время затвердевает привычку, и жалость крепнет, и не сможешь оставить. Детские слезки беспомощных сих детей сокрушают обычно душу, и не сможешь их оставить. Мысли: в синаксаре на Фомину неделю в конце указывается, почему не о всех чудесах сообщает Святое Евангелие: потому что чрезвычайные чудеса не вместимы для людей, живущих в мире и плотски настроенных. Прекрасная проповедь в неделю Фомину Димитрия Ростовского «О язвах Спасителя» и о том же третья проповедь в «Хрестоматии воскресного чтения», очевидно, Иннокентия Херсонского, «О силе язв Спасителя», как от всякой скорби и искушения, и греха, и сомнения — врачевание в животворящих язвах Христа Спасителя. Эти слова надо сложить в сердце своем. Имея язвы Спасителя пред очами, можно не иметь никаких книг и беседовать с любыми людьми…

Читать далее… →

Тайный монах Серафим

Покровский вестник, № 5-6 (108), май-июнь 2019 г.

Теперь, на наш взгляд, будет уместно рассказать об о. Серафиме (Чибисове).
   Родился Сергей Владимирович Чибисов в 1900 году, в состоятельной многодетной семье, которая проживала в Москве, в собственном доме на Шаболовке. Кроме него у родителей еще было три дочери и два сына. У отца был свой завод, который он вовремя сумел продать, тем самым избавив семью от репрессий. После окончания гимназии Сергей Владимирович одновременно занимался в университете на физико-математическом факультете и в консерватории по классу фортепиано. Однако в связи с призывом в армию (служил в Москве и продолжал учебу), должен был оставить консерваторию. Во второй половине 1920-х годов Сергей Владимирович с двумя сестрами занимали две смежные комнаты во втором этаже игуменского корпуса с отдельным входом со стороны Троицкого собора. Их выселили из родительского дома на Шаболовке и поселили в Даниловом монастыре. (Тогда монастырь еще существовал, но у него отбирали корпуса и поселяли в них мирских. В то время родителей уже не было в живых, а старшие сестра и два брата жили своими семьями). В Даниловом монастыре Сергей Владимирович сближается с отцом Тихоном (Баляевым) и становится его духовным сыном. Но скоро монастырь закрывают и почти всех монахов ссылают. На территории обители размещают детскую колонию, и будущего о. Серафима с убогой сестрой Зинаидой переселяют в двухэтажный дом напротив Уголка Дурова, бывший корпус разогнанной женской об-щины. По Божьему промыслу, именно ему, аскету в миру, дают комнату на месте алтаря бывшей домовой церкви общины. Комната сестры располагалась рядом.
   Перед Великой Отечественной войной Сергей Владимирович защищает докторскую диссертацию (ему не было тогда и сорока лет), а с началом войны под его руководством ведется научная разработка противотанковой обороны. Его имя навечно заносится в списки Тамбовского танкового училища. Все эти годы Сергей Владимирович ведет жизнь сугубо монашескую. Дома вычитывает все службы по служебной Минее, полный годовой круг, которой ему с трудом достала схимонахиня Анна (Теплякова) по его просьбе у знакомых монахинь. Сергей Владимирович, занимая большой служебный пост в военной академии (Военно-инженерная академия им. Куйбышева. Будучи доктором физико-математических
наук, Сергей Владимирович долгие годы возглавлял кафедру механики этой академии), регулярно посещал храм. Жили они с сестрой очень и очень скромно. Все средства уходили на вспоможение вернувшимся из ссылок монахам и монахиням. В конце 1940-х годов этот тайный подвижник неожиданно передает схимонахине Анне (Тепляковой) благословение от отца Тихона (Баляева) и сообщает, что батюшка уже восемь лет живет в затворе в г. Харькове и что он, Сергей Владимирович, постоянно посещает его.

Читать далее… →