Архив рубрики: Покровский вестник

Духовный дневник (часть 2)

Покровский вестник, № 5-6 (108), май-июнь 2019 г.

ПРИСНОПАМЯТНОГО АРХИМАНДРИТА ТИХОНА (БАЛЯЕВА)
ЧАСТЬ 2

«Древняя Пасха совершалась во избавление от рабства Египетского, и кровь агнца проливалась за сохранение первенцев. А новая Пасха – во оставление
грехов и сохранение помыслов, назначенных и посвященных Богу…»

Фомина неделя, воскресенье Слава Богу за все. Вот и Светлая неделя прошла, и Господь утешил радостью духовной, и духовной пищей питал нас, Словом Своим, и дивными поучениями святых отцов и учителей Церкви. Когда омрачается душа день или два сухостью и нечувствием, то потом, смиряясь и устрашаясь от сего, вновь устремляется душа с плачем к Господу, и вновь приемлет от Него милость и заступление, и  ущерб, потому что обновляется в силах. Так и определяют святые отцы путь к Богу не только начинающих, но и преуспевших. Тихая радость посещает души при живом воспоминании святых мучениц и их подвигов. В это время душа даже желает скорее окончить жизненный путь, чтобы прийти в эту страну света, и жизни, и радости, и любви ангельской, в девственный чертог, в обитель небесную, в дом Отца Всеблагого. Вновь замечаешь, что от беседы с людьми изнемогает душа, исчезает молитва и плач, умиление, потому что люди сокрушают душу тщеславием, как говорят святые отцы. Беседу надо заменить одну другой, то есть молитвой. Они срывают цветы с моей души, я это чувствую. Им весело и приятно, а мне ущерб и им ущерб, потому что срывают цветы и в свое время плодов не получат, какие мог-ли бы получить. Еще заметь, как с усиленным желанием стал больше спать, и тяжесть в желудке и в кишечнике. Пища для сна пресыщение, говорят святые отцы, а от сего омрачение души, сухость, холодность в молитве, унылость духа, забвение, нечувствие, леность, женское расслабление. Когда же подвижничать? Вот почему и не полезно знаться иноку с людьми. Его сокрушают этой пагубной нежностью и любовью к плоти. Разве они поймут меня? Им главное сохранить свое; это собственничество. А душа болит от сего, и время идет, и опыта нет в воздержании и преуспеянии. А деваться некуда. Инок должен избегать всех: и ненавидящих и любящих, ибо первые вредят по ненависти и злобе, вторые — по излишней нежности и жалости и боязни за свое собственничество. А время затвердевает привычку, и жалость крепнет, и не сможешь оставить. Детские слезки беспомощных сих детей сокрушают обычно душу, и не сможешь их оставить. Мысли: в синаксаре на Фомину неделю в конце указывается, почему не о всех чудесах сообщает Святое Евангелие: потому что чрезвычайные чудеса не вместимы для людей, живущих в мире и плотски настроенных. Прекрасная проповедь в неделю Фомину Димитрия Ростовского «О язвах Спасителя» и о том же третья проповедь в «Хрестоматии воскресного чтения», очевидно, Иннокентия Херсонского, «О силе язв Спасителя», как от всякой скорби и искушения, и греха, и сомнения — врачевание в животворящих язвах Христа Спасителя. Эти слова надо сложить в сердце своем. Имея язвы Спасителя пред очами, можно не иметь никаких книг и беседовать с любыми людьми…

Читать далее… →

Тайный монах Серафим

Покровский вестник, № 5-6 (108), май-июнь 2019 г.

Теперь, на наш взгляд, будет уместно рассказать об о. Серафиме (Чибисове).
   Родился Сергей Владимирович Чибисов в 1900 году, в состоятельной многодетной семье, которая проживала в Москве, в собственном доме на Шаболовке. Кроме него у родителей еще было три дочери и два сына. У отца был свой завод, который он вовремя сумел продать, тем самым избавив семью от репрессий. После окончания гимназии Сергей Владимирович одновременно занимался в университете на физико-математическом факультете и в консерватории по классу фортепиано. Однако в связи с призывом в армию (служил в Москве и продолжал учебу), должен был оставить консерваторию. Во второй половине 1920-х годов Сергей Владимирович с двумя сестрами занимали две смежные комнаты во втором этаже игуменского корпуса с отдельным входом со стороны Троицкого собора. Их выселили из родительского дома на Шаболовке и поселили в Даниловом монастыре. (Тогда монастырь еще существовал, но у него отбирали корпуса и поселяли в них мирских. В то время родителей уже не было в живых, а старшие сестра и два брата жили своими семьями). В Даниловом монастыре Сергей Владимирович сближается с отцом Тихоном (Баляевым) и становится его духовным сыном. Но скоро монастырь закрывают и почти всех монахов ссылают. На территории обители размещают детскую колонию, и будущего о. Серафима с убогой сестрой Зинаидой переселяют в двухэтажный дом напротив Уголка Дурова, бывший корпус разогнанной женской об-щины. По Божьему промыслу, именно ему, аскету в миру, дают комнату на месте алтаря бывшей домовой церкви общины. Комната сестры располагалась рядом.
   Перед Великой Отечественной войной Сергей Владимирович защищает докторскую диссертацию (ему не было тогда и сорока лет), а с началом войны под его руководством ведется научная разработка противотанковой обороны. Его имя навечно заносится в списки Тамбовского танкового училища. Все эти годы Сергей Владимирович ведет жизнь сугубо монашескую. Дома вычитывает все службы по служебной Минее, полный годовой круг, которой ему с трудом достала схимонахиня Анна (Теплякова) по его просьбе у знакомых монахинь. Сергей Владимирович, занимая большой служебный пост в военной академии (Военно-инженерная академия им. Куйбышева. Будучи доктором физико-математических
наук, Сергей Владимирович долгие годы возглавлял кафедру механики этой академии), регулярно посещал храм. Жили они с сестрой очень и очень скромно. Все средства уходили на вспоможение вернувшимся из ссылок монахам и монахиням. В конце 1940-х годов этот тайный подвижник неожиданно передает схимонахине Анне (Тепляковой) благословение от отца Тихона (Баляева) и сообщает, что батюшка уже восемь лет живет в затворе в г. Харькове и что он, Сергей Владимирович, постоянно посещает его.

Читать далее… →

Тропинка к единому на потребу

Покровский вестник, № 5-6 (108), май-июнь 2019 г.

Автор этого текста не указан. Возможно это схиархимандрит Тихон (Баляев), однако ссылки в тексте на некоторые даты говорят о том, что данный труд более позднего происхождения и был создан уже после смерти о. Тихона в 1956 году. Есть предположения, что автором этих строк мог быть духовный сын о.Тихона – тайный монах Серафим (в миру Владимир Сергеевич Чибисов), видный ученый, доктор физико-математических наук, преподаватель и заведующий кафедрой механики Московской танковой академии им. Куйбышева.
Вполне вероятно, что после смерти о. Тихона осиротевшие чада испытывали острую нужду в духовном аскетическом наставничестве, поэтому обратились к о. Серафиму как к ближайшему его и уже зрелому ученику с просьбой составить для них «Самоокормление» с тем, чтобы иметь подспорье в деле сохранения духа правильного монашеского устроения.
Однако это всего лишь предположения, а истину относительно авторства книги о едином на потребу знает один Господь…
   Сегодня эту книгу (переизданную) можно приобрести в иконных лавках Свято-Покровского мужского монастыря г. Харькова.

 

Харьковский затворник (продолжение)

Покровский вестник, № 5-6 (108), май-июнь 2019 г.

—————- Подвижники Слобожанского края —————-

Господи, в память святых Твоих, вся тварь празднует, небеса радуются со ангелы, и земля веселится с человеки: тех молитвами помилуй нас».                                                         

(Песнопения Триоди Постной)

 

Продолжая знакомить вас, дорогие наши читатели, с выдающимися личностями, ревностными христианами – подвижниками нашего Слобожанского края, в этом номере «Покровского вестника» мы хотим продолжить рассказ о незаурядной личности архимандрита Тихона Баляева – последнего настоятеля Данилова монастыря в Москве, непостижимым промыслом Божиим оказавшегося сначала в числе братии Глинской пустыни, а затем ставшего харьковским затворником..

Продолжение. Начало в предыдущем номере

    С блаженной кончиной харьковского затворника Тихона Баляева на этой истории мы не ставим точку, ибо она длинна и терниста, как длинна и терниста тропинка каждого
христианина, ведущая к единому на потребу. То теряется она из виду за годами молчания,
то вновь отчетливо встает перед глазами и дарит что-то новое и важное, жизненно необходимое…
  Через несколько лет после смерти о. Тихона эту келью заняла монахиня Серафима (ныне схиигуменья Серафима (Санталова), многие годы руководившая просфорней в нашем Свято-Покровском монастыре). Именно от нее мне впервые посчастливилось узнать о существовании харьковского затворника. В маленькой хибарке царила нищета и тишина. Закопченное окошко, металлическая кровать с панцирной сеткой, табурет, перекошенная печурка в углу да небольшая деревянная этажерка, на которой валялись небольшие фигурки из глины, огарок свечи в жестяной банке, какие-то обрывки бумаг, да затертая книжица в ручном переплете. На титульном листе из пожелтевшей бумаги – текст, оттиснутый старой механической печатной машинкой: «ТРОПИНКА К ЕДИНОМУ НА ПОТРЕБУ. Опыт самоокормления». Ее-то восемь лет тому назад и передала в редакцию «Покровского вестника» матушка Серафима. Милостью Божьей, нам удалось переиздать ее небольшим тиражом.

Духовный дневник

Покровский вестник, № 3-4 (107), март-апрель 2019 г.

«Прежде была светлая надежда в жизни, теперь я подобен мертвецу непогребенному…» Это одна из строк «Духовного дневника» архимандрита Тихона, который остался в наследие тем, кто, не смотря ни на какие искушения и на-падки на Православную Церковь, все же не перестал искать тропинку к единому на потребу.

ПРИСНОПАМЯТНОГО АРХИМАНДРИТА ТИХОНА (БАЛЯЕВА)
1948 г.
ЧАСТЬ1

ЛАЗАРЕВА СУББОТА
Поминай, о чем плакал в молитве. Трогательны песнопения Святой Церкви: «Веселися Иерусалиме, торжествуйте, любящие Сиона: царствуяй бо во веки Господь Сил прииде. Да благоговеет вся земля от лица Его и да вопиет: благословите вся дела Господня, Господа» (Ирмос на неделю Ваий).
Поминай, о чем плакал в молитве твоей, – то питательные крохи, ими укрепляй душу в часы и дни душевного мрака, и глада, и омрачения. Господи Иисусе Сладчайший, оттого не имею я умиления и слез, и дерзновения к Тебе, и преуспеяния в молитве, что по воле своей живу, нет у меня оживляющего душу и врачующего послушания. Вот истинные послушники Твои озаряются светом в молитве, а я во мраке. Воистину нищ я и окаянен и не имею что Тебе принести, Сладчайший Спаситель. Что воздам Тебе я, нищий и ничего доброго не имеющий? Аз же что таковое, когда себя принесу Тебе? И с какой бы радостью и готовностью и я предал себя на послушание – тогда не томилась бы так душа моя в удалении от Тебя, Света Превечного, не переживал бы сего мучения во всем существе своем. Вот истинные рабы Христовы с каким смирением молятся Тебе, Спаситель, и как быстро молитва простых сих младенцев по вере восходит к Тебе по их простоте и смирению, а я столь нищ и в этом. Господи Иисусе Сладчайший, ради них и меня помилуй, принесу Тебе рыдание убогих и пр. Мысленно представил я себе Владыку Л., как он добр был ко мне и ласков. Душа как бы от сна просыпается от сего стремления быть в духовном общении с источником благодати, так и стремится душа от полноты чувств беседовать к нему… Дорогой Владыко, я к Вам с больной и скорбной душой. И кто уврачует сию болезнь, и облегчит скорбь души, удаленной от Бога и лишенной света молитвы и не имеющей к Нему дерзновения? Сладчайший Иисусе, Спасителю наш! Истинный Архиерею Предвечный, пришедый с небес Ходатаю наш пред Отцем Небесным, искупивший нас Кровию Твоею Честною, воистину больная душа моя и яко мертвая погребена во гробе нечувствия, и посыпана прахом страсти и суеты, и привалена камнями нечувствия и ожесточения.
Сладчайший Спаситель, кто, как не Ты, уврачует незримые язвы и струпы смердящей моей души, кто, как не Ты, воскресивый умершего и воздвигнувый Лазаря четверодневного из гроба? Прежде была светлая надежда в жизни, теперь я подобен мертвецу непогребенному. Иногда одна мысль о том, что вновь Господь подает дожить до сего светлого праздника Вербного Воскресенья и за ним умилительных дней Страстной седмицы и Святой Пасхи, сама по себе умиляет душу. Слава Господу за все его милости к нам.
ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ
Какое несомненное, точное доказательство ничтожества, скудости, растления и омрачения моей мертвенной души! Когда хочу от сердца помолиться Божией Матери, то к Ней даже не имею дерзновения, и сердце хладно и мертво – не одушевлено никаким чувством благочестивым, а ведь Ей молится все верующее во Христа человечество.

Читать далее… →