Слово в неделю двадцать восьмую по Пятидесятнице

Лк. 14,16-24
Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих,
и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово.
И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня.
Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; про­шу тебя, извини меня.
Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвра­тившись, раб тот донес о сем господину своему.
Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увеч­ных, хромых и слепых.
И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место.
Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой.
Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.

Валентин Амфитеатров
К христианскому благочестию призваны все мы, дети православ­ной христианской Церкви, — но не все благочестивы. Все мы признаем благочестие краеугольным камнем правильного че­ловеческого назначения. Честь — знамя человека. Кого признают уро­нившим честь? Это — воин-изменник, передавшийся неприятелю. Это — безнравственный священник. Это — служитель правосудия, за мзду и по пристрастию унижающий закон. Это — заимодавец, обманом, лих­вой и божбой разоряющий бедных. Христианину заповедано не толь­ко иметь честь, но иметь благочестие, т.е. иметь честь высших степеней и свойств. К этому нас призывает Слово Иисуса Христа. Сохраня­ющих благочестие Он называет “избранными”.
Однако желаем ли мы быть благочестивыми? Отвечаю за всех: не только желали бы, но мы обязаны быть благочестивыми; не на словах, не по имени только, но делами и примером. Укажем некоторым черты достоподражательного благочестия.
Образец благочестия для нас — св. ангелы и угодники Христовы. Их дух был собран во всякое время, сосредоточен, всегда добр и всегда готов к мысленной работе. В человеке благочестивом нет рассеяннос­ти мыслей. Это возьмите себе за признак. Рассеянность опасна тем, что враг спасения и завистник нашего блаженства, диавол, пользуется ею, чтобы набросить на наше сердце пагубные помыслы. Учащенная рассеянность доводит человека до “угашения благодати” в душе. По своей забывчивости человек часто теряет богоподобные черты, и те­ряет их безвозвратно.
Второй признак благочестивого человека — строгость и скром­ность, выражаемая твердостью убеждений и нравственных правил. Бла­гочестивый человек находится всегда на страже и готов на борьбу с беспорядочными порывами плоти и духа. Благочестивые люди не за­бывают в своей богоносной совести о том, что они — христиане. Во имя своей совести они ревнуют о чести Божией и спасении ближнего. Они не смолчат перед неправдой и не унизятся до угодничества и лес­ти. В свете их не любят. О них несутся пересудные речи; их называют тяжелыми, противными, невыносимыми, скучными. Их обходят назна­чениями, повышениями, но не забывают преследованиями и утесне­ниями. К утехам жизни благочестивые люди не пригодны, на их долю достаются только укоры и от своих и от чужих, от близких и дальних. Это о благочестивых людях говорит Сам Спаситель следующие слова: “Я дал им слово Твое, а мир их возненавидел. Если бы они от мира были,
то они были бы любимы миром, но так как от не от мира, то мир их ненавидит» (Ин. 17,14).
Третий признак благочестивого человека — доброта и благодушие. Когда встретится вам человек мягкосердечный, от сердца желающий людям добра, то знайте, что встретили благочестивого. Для человека благочестивого всякое Божие разумное создание дорого. Он видит в других людях себе подобных существ. Он сочувствует, болит, страдает им. Когда встретится вам человек ясной души, все приемлющий с лю­бовью, благодарностью и радостью, не утруждающий других назойли­востью услуг и попрошайства, доверчиво высказывающий себя другим, как он есть и как себя чувствует, и доверчиво принимающий слова дру­гих, — знайте, этот простосердечный и благодушный человек есть че­ловек христианского благочестия.
Четвертый признак благочестия — исполнение своих обязаннос­тей. Когда видите человека, исполняющего свое звание, свою должность, свое слово, то это именно тот есть раб благочестивый, которого Спа­ситель обещал поставить над многими (Мф. 25, 21). Если замечаете, что в обществе стало много ленивых, много непослушных закону Бо­жию, много таких людей, которые свою вину слагают на других людей, не оценивающих усердия и услуг других людей, то знайте, что такое общество расточило Божий дар благочестия, которым крепнут цар­ства, украшаются семейства, процветают общества и умиляется наша мать св. Церковь.
Отличительная сторона благочестия — чистота сердца. Чистота нра­вов в первые апостольские времена Церкви была всеобщим отличитель­ным признаком христиан. Великие поборники благочестия вели анге­лоподобную жизнь. Они не потворствовали своей плоти, не потворство­вали и чужой порочности. Действия благочестивых людей прямы и бла­гонамеренны. Они терпеливо-настойчивы, где вопрос касается прямо их долга, где они видят непосредственную пользу для спасения ближ­них, но уклончивы, где не видят возможности спасения, где может от их вмешательства выйти только нестроение или соблазн. Это и называется на языке Священного Писания целомудрием. Человек благочестивый не только остается целым среди пороков, но и мудрым среди заносчивых, глупых и ограниченных разумом честолюбцев.
Еще одна великая черта, как светлая линия на темной полосе, бли­стает в деятельности и жизни благочестивых людей. Это сияние славы благочестия — душевный мир. Мир душевный есть то успокоение че­ловека, которое все обстоятельства жизни его направляет к лучшему. “Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю ” (Ин. 14, 27). Это завеща­ние Спасителя успокаивает волнующийся наш дух. По мере того как человек перестает гоняться за суетой и многопопечительностью, Бог дает ему успокоение. Среди волн житейского моря благочестивый тру­женик умеет познать посещение Божье. Жестокие скорби, тяжкие ис­пытания колеблют его душу, но самые страдания человека благочести­вого всегда кротки, молчаливы, благопокорливы, смиренны. В уеди­ненной тиши, среди чтения книг, среди своей семьи, он борется с тос­кой и муками; в молитве, никем почти незримый, перед св. иконой он выплакивает свое горе и просит у Господа дней мирных, Ангела мирнаго и кончины мирной.
Вот отчасти черты истинного христианского благочестия. Эти чер­ты блистают в венцах угодников, святителей, мучеников, святые тела которых покоятся в этом храме. Помолимся им, да сподобимся и мы, по молитвам святых, стать на страшном суде Христове в месте правед­ных, благочестивых. Аминь.

Валентин Амфитеатров