СЛЕПАЯ СТАРИЦА НАТАЛЬЯ ХАРЬКОВСКАЯ

«Покровский вестник» № 1-2, январь-февраль 2017

Материал подготовил Алексей Рудаков

       Угодники Божии сияли своей святостью в разные времена и в разных уголках земли Божией. Тем ближе и ярче переживается существование таких под- вижников, когда они просияли в твоем крае. Так, Белогорье знаменито на весь свет великим пастырем Иоасафом Белгородским; Одесса согрета молитвами святого Кукши Одесского; в Питер изо всех уголков притекают за молитвенной помощью Ксении Питербуржской; над Москвой покровительствует святая Матронушка…

Наталья Харьковская

  Но немногие из нас знают, что в середине  ХХ века в Харькове, на Ивановке, жила и подвизалась о Господе слепая старица Наталья  Васютина, воспитанница самого Иоанна Кронштадского, духовная дочь Серафима Тяпочкина, которую считали второй Матронушкой.  Харьковчане называли ее Натальей Кронштадтской. И сегодня живут еще в Харькове  люди, которые знали подвижницу при жизни,  часто навещали ее в крохотной каморке, где  старица проживала. Шли они к ней, как и многие другие, за духовными советами, врачеваниями болезней, утешениями в скорбях.

Мон. Каллиста (схим. Виталия), мон. Димитрия

В декабре 2016 года «Покровский вестник» встретился с монахиней Димитрией (Дождевой), и она рассказала нам про матушку  Наталью, которую они вместе с сестрой, ныне  покойной – схимонахиней Виталией (Бреславской) – знали лично: «Жила наша старица  на Ивановке, за протезным заводом. Когда мы  с сестрой приходили к м. Наталье, она жила  в сарайчике во дворе своей сестры Стеши.  Большой сарай для дров и угля, и в уголке м.  Натальи келья. Ее утеплили, обмазали глиной и поставили печку. Комнатка маленькая,  в ней кровать, печка, стол, святой угол, а на  почетном месте – портрет отца Иоанна Кронштадтского старинной работы. Перед святыми ликами теплилась лампада и горела восковая свеча. Очень было тесно…

Матушке Наталье за ее молитвы и подвижническую жизнь Господь даровал дар прозорливости. Она мне говорила, что видит людей,  которые к ней приходили, какой они имеют  цвет. Есть люди, которые светятся серебристым светом, есть – серым цветом, коричневым, а есть и темные. Мне было очень интересно, какой у меня цвет, но я не спрашивала.

Нас с сестрой матушка очень любила.  Всегда придем, а она уже знает и ждет, и даже  если ей уже принесли что-то покушать – всегда ела наше. А однажды мы пришли, а она говорит: «Возьмите, что мне вот принесла женщина, и выбросите вон…» Приходили люди  с любопытством, и матушка говорила им, что  она не гадалка. За все, что ей приносили, она  молилась – с поклонами, вслух. Очень была  горячая молитва к Божией Матери.

Очень матушка любила, когда я ей приносила мои первые помидоры. Так уже она их  целовала!  Как-то матушка Наталия пришла  из храма и говорит, что мало было людей, а  ее послушница говорит, что много. Матушка  отвечает: «Много-то, много, а молится два-три человека….»

Матушке приходилось и самой топить печку. Все руками выгребет из печки, положит  дрова, сверху – уголь и топит. На день ангела  8 сентября к матушке приходило много людей, во дворе ставили стол, много было угощения. М. очень была рада всех накормить.

Матушка была большая молитвенница, и  рядом с ней всегда ощущалась радость, легкость, и всех она наставляла, как кому должно жить…»

В дополнение к рассказу монахини Димитрии «Покровский вестник» предлагает читателю краткие сведения об истории жизни старицы Натальи, которые нам удалось найти  в различных источниках.

Через какое-то время после кончины свт.  Праведного Иоанна Кронштадского старшая  сестра Степанида вышла замуж и забрала свою младшую сестру Наталью к себе, и  вскоре они все вместе переехали в Харьков.  (За период времени 1920-1930 гг. сведений  о жизни Натальи Харьковской нам найти не  удалось. – Прим. ред.).

Иоанн Кронштадский

«Во время Отечественной войны, когда  я уже жила в Харькове, меня сбила машина.  Люди проходили мимо, считая меня мертвой.  Но явился старичок и попросил прохожих:  «Помогите ей, она жива». Отправили меня  в больницу. Старичок и там меня посещал не  однажды. Придет незаметно, накормит меня  небесным хлебушком, водички запить даст –  я и исцелилась». (По свидетельству матушки  Натальи, к ней приходил сам Святитель Николай).

Уже в Харькове руководство  духовной  жизнью Натальи Васютиной Господь управил  другому праведнику – отцу Серафиму (Тяпочкину). Матушка часто передавала ему свои  духовные вопросы в Ракитное (Белгородская  обл. – Прим. ред.) А однажды передала в дар  фотографию Иоанна Кронштадтского, преподнесенную в свое время им матушке Наталии с  дарственной надписью. От подарка отец Серафим весь просиял несказанной радостью:  «Великая благодать нас посетила!»… Старец  глубоко чтил и любил матушку, с огромным  почтением отзывался о ней. В очередной раз,  когда ему сообщили о матушкиных недоумениях, старец долго и внимательно слушал, а  потом заметил: «И что это она у меня спрашивает, она сама все знает».

Она очень любила своего духовного отца:  «Велик батюшка Серафим, ох как велик! Он  идет путем отца нашего Иоанна Кронштадтского. После себя отец Иоанн отца Серафима  нам оставил. Как же его бесы боятся!» И снова повторяла: «Ох, как бесы ночной молитвы  боятся! Ночью спать не могу, вот и молюсь до  утра. Ну а бесы тут как тут. Такой шум подымут! Печку разорят, возню затеют, рычат, кошками мяукают, за подол юбки дергают, страх  нагоняют. А я их не слушаю и только молитвами cвятыx отцов своих Иоанна Кронштадтского да отца Серафима ограждаюсь».

Когда матушка была зрячей, кормилась  тем, что делала щетки для побелки и продавала их на Благовещенском рынке Тем и жила.  «Стою я на рынке, – вспоминает матушка, –  у всех товар быстро расходится, а у меня – не  очень. Подходит ко мне Женщина, как-то не  по-нашему одетая, смотрит на мои щеточки  и заговаривает со мной. А лицо у нее так и  светится. Спрашивает: «Хороши ли щеточки  в деле?» Я ей отвечаю: «Сама, матушка, делаю, стараюсь трудиться честно, да вот беда,  мало купили в этот раз, а мне и жить нечем».  «Бог даст, все продашь», – с улыбкой говорит  Она. Я смотрю на Нее и спрашиваю: «Вы разве меня знаете?» Она мне кротко так отвечает: «Ты Меня знаешь, ты часто в храме молишься у Моей иконы». И исчезла. Гляжу я во  все глаза, где же та Женщина, что так любезно со мной говорила, но нигде Ее не видно.  А щеточки свои я продала в тот день. Уже придя домой и вспомнив подробно все увиденное  и услышанное, я поняла, что мне в помощь и  утешение явилась Сама Матерь Божия».

С 1965 года матушка Наталья почти совсем ослепла и этой работой уже не могла зарабатывать себе на жизнь.

У матушки была келейница Анастасия, она  водила ее в Казанский храм и в Благовещенский собор. Она же поведала такую историю:  «Мaтyшкa любила молиться в храме в честь  Озерянской иконы Божией Матери, что на Холодной горе. Она медленно обходила иконы,  сосредоточенно и со страхом Божиим припадая к каждой. Однажды молодому священнику не понравилось, что какая-то старушка  замешкалась у иконы, и он приказал служителям не то прогнать, не то поторопить молящуюся. И вдруг в этот момент старинная икона треснула. От иконы Божией Матери начал  исходить чудный аромат. Затем перед иконой  Божией Матери в благоговейном трепете был  отслужен молебен. Священник же, повинившись, поклонился старице Наталии.  Матушка Наталия за свои молитвы и подвижническую жизнь имела от Господа дар  прозорливости. Приезжали к ней и из других городов, кто – за духовным окормлением, кто – за помощью в физических недугах,  кто – с просьбой о ее святых молитвах. «Плохих людей нет, – говорила она, – есть грешные, несчастные, больные люди, но есть и  служители беса. Когда они приходят, то мне  плохо делается, перед глазами – кромешная  тьма, и сердце начинает болеть. А если человек добрый и светлый, то перед моим духовным взором серебристый свет сияет, искорками переливается. Когда появляется больной  или нераскаявшийся грешник, то все кажется  унылым, серым, а на сердце – грусть и печаль, скорбно становится…» Общалась Харьковская старица с неким  рабом Божиим Александром и всегда встречала его словами: «Ах, какая радость, вот и  иерусалимский батюшка приехал», – так матушка прозорливо указала на будущее монашеское поприще Александра, названного в  постриге, спустя 20 лет, Софронием – в честь  иерусалимского святителя. «А бес знает, ох,  как он не любит, когда я Александра иерусалимским батюшкой величаю».

Матушка была маленького роста, одевалась очень просто, опрятно, но вещи были  такими старенькими, что она казалась нищей.  Ей приносили добротную одежду, но старица  все раздавала, а сама упорно продолжала носить латаное-перелатаное.

…У Натальи, молодой девушки из Львова,  были сильные головные боли. Матушка приняла ее ласково, благословила и все по голове поглаживает и, сияя, ей говорит: «Не будет  болеть головушка, не будет». Наталья стоит  притихшая, довольная, изумленная. А потом  подхватила пустые ведра и, с разрешения матушки, побежала по воду… Прощаясь с Натальей, матушка обняла ее, приголубила, поцеловала в голову и пообещала: «А головушка  твоя болеть больше не будет, только фасонов  не наводи да платочек не снимай. Попроще  одевайся, Наталочка, попроще».

Слепой матушка была последние десять  лет своей жизни. Среди духовных ее чад нашлись люди, которые решили устроить ее в  хорошую больницу, чтобы сделать операцию  на глазах, – старица была оживленной и радостной. А через две недели картина была  иной. В комнате не топлено, по всему видно,  что ее несколько дней никто не навещал. Лицо  и платочек на голове матушки выпачканы сажей, верно, сама пыталась печку растопить.  «Вот ведь искушение какое! Засобиралась на  старости лет перед смертью свет Божий повидать, на мир посмотреть. Да на ночной молитве явился мне дорогой батюшка Иоанн с одной стороны и батюшка Серафим – с другой.  Батюшка Иоанн и говорит мне: «Негоже тебе,  Наталичка (так он называл меня в детстве),  о телесном зрении заботиться. Телесное зрение приобретешь, а духовное потеряешь».  Благословили меня святыe отцы и ушли. Так  зачем же мне оно, плотское зрение? Раз батюшка запретил, значит, так доживать стану».  В 1984 году скончалась сестра матушки  Натальи – Степанида. Муж Степаниды Василий взял матушку к себе в дом, где она была  окружена теплом и заботой.

Матушка Наталия (Васютина) умерла в  1985 году, в возрасте 92 лет, тихо, как и жила,  похоронена в Харькове. До последних дней  она старалась нести людям радость христианского общения, и, следуя заветам Иоанна  Кронштадского, многим помогла исцелиться. Вечная память нашей дорогой матушке  Наталии!

Этот пример истинно благочестивой жизни, подобно своеобразной жемчужине, которая сохраняет теплый, неяркий свет, органично вплетается в канву событий и фактов, связанных с нашей Харьковской землей. Давайте  же мы с вами будем знать и помнить об этой  дивной, скромной харьковской подвижнице,  поминать ее в своих молитвах и – кто знает!  – может, застанем мы день, когда ее мощи  будут обретены нетленными, а имя просияет  в лике святых Слобожанщины.

Догорая наша старица Наталья Харьковская, моли Бога о Нас. Аминь.

Материал подготовил Алексей Рудаков  на основе материалов книги С. Шоломовой  о малоизвестных страницах жития Иоанна  Кронштадтского «Его почитали святым  уже при жизни…», сайта «Православные  святыни Слобожанщины», воспоминаний  монахини Димитрии (Дождевой)

 

%d такие блоггеры, как: