ХАМОВО ПРОКЛЯТИЕ

thumbnail of 2010-08
ПВ № 08(29) 08-2010.pdf Сергей Смоляков

«И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя, рассказал двум братьям своим» (Быт. 9. 22). Казалось бы, что особенного в том, что один брат, увидев отца в неподобающем виде, рассказал двум другим? «Что тут такого? — сказали бы люди, живущие в наше время. — Ничего страшного». Ведь не «вынес сор из избы», не женам рассказал, не посторонним. Однако наказание оказалось очень строгим: «проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих. Потом сказал: благословен Господь Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему; да распространит Бог Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему» (Быт. 9. 25-28).


Едва ли, имея праведного и непорочного отца Ноя, Хам не знал заповеди Божией, которая гласит: «Почитай отца твоего и мать твою» (Исх. 20. 12). Заповедь не простая, а с обетованием: «…чтобы продлились дни твои на земле». Моисей еще не начертал ее, но и до Моисея люди знали, что есть добро, а что есть зло и что из них проистекает. Кому из нас, ныне живущих, не хочется, чтобы дни его продлились? Этого же хочет и Бог, иначе не дал бы, как говорят сейчас, стимула для исполнения этого. Вы не найдете в других заповедях обетования продлить наши дни.
Только через почитание родителей мы обретаем телесную крепость. И ведь люди хотят жить. Очень хотят. Чтобы продлить дни жизни, тратят большие средства. Ученые ищут эликсиры молодости, убивают нерожденных детей, чтобы воспользоваться их органами и стволовыми клетками, — только бы жить. Как написано: «За жизнь свою отдаст человек все, что есть у него» (Иов. 2. 4). И что же? Ничего не выходит.
«Всех же дней жизни Адамовой было девятьсот тридцать лет; и он умер» (Быт.5:5), — так повествует книга Бытие. Что же произошло с человечеством за последние две тысячи лет? Историю его развития можно представить, как умение научиться, как можно быстрее умереть. В современном обществе средняя продолжительность жизни, по очень оптимистичным прогнозам, составляет 75 лет.
Ныне идешь по кладбищу, и с многих памятников смотрят на тебя молодые лица. А в криминальных сводках можно видеть и слышать о насилии детей над стариками, своими родителями. Зарезать, задушить могут из-за выпивки, да и просто так. Примеров много, и все об этом знают. Сегодня вызывают удивление люди, прожившие до ста лет, хотя при домострое это никого не удивляло. Потому что было почитание родителей, да и вообще людей старшего возраста.
Таких столетних стариков, доживших до глубокой старости и сохранивших ум и здравость рассуждений, а главное — глубокую веру в Бога, сейчас можно увидеть только в Православной Церкви. Про них сказано: «Дух бодр, плоть же немощна» (Мк. 14.38). Действительно, в этих людях Дух Христов, этого нельзя не заметить. «Насажденные в доме Господнем, они цветут во дворах Бога нашего; они и в старости плодовиты, сочны и свежи» (Пс. 91. 14-15).
Наших пастырей мы называем батюшками, то есть отцами. Заповедь о почитании отца и матери относится и к ним. Ко всем без исключения. Почитание батюшки должно быть, как и почитание отца по плоти, каким бы он ни был. Не должно быть и такого, что «своего» батюшку почитаю, только на нем благодать. Прочих можно и похулить, и осудить, и даже не подходить под благословение.
Когда мы приходим в храм, нам все там интересно, но более всего: а что там, за перегородкой, в алтаре происходит? Естественное желание приблизиться и заглянуть в эту таинственную область. Проходит время, батюшка нас заметил и приблизил. Поставил на клирос или дал иное послушание, поручение. Мы загорелись, нам хочется большего и побыстрее. Через какое-то время нам доверяют войти в алтарь, выйти со свечой, разжечь кадило и подать во время службы батюшке, приложившись к руке. Благословляют на стихарь. Трепет и благоговение, радость и переживание — как бы не перепутать чего, угодить батюшке.
Проходит время, попривыкли — уже не та ревность, уже на прочих прихожан смотрим свысока. Становимся «особами приближенными». Вместе с этим уходят трепет, благоговение и страх Божий, появляется небрежность в исполнении. Службы кажутся все длинней. Мы ленимся, а диавол неутомим. Приходят мысли, что ничего-то тут особенного в алтаре нет, да и батюшку уже ближе знаю, такой же человек, как и другие. Замечаются недостатки в нем и его служении.
Дух осуждения допущен в сердце, свил гнездо и ищет выхода. Уста начинают источать отнюдь не миро, по слову: «Язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (Иак. 3. 8). Если вовремя не исповедать грех осуждения, язык не удержать. Будешь открывать наготу того, кто тебе доверил труд в Церкви, кто молится о тебе, — и закончиться это может «кораблекрушением в вере». Апостол Павел предостерегает: «Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие» (Евр. 12. 15).
Господь вводит нас в Святая Святых по благодати, а не по заслугам, и надо быть верным в том малом, что нам доверяет батюшка, помня слова Господа: «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» (Мф. 25. 23). В большом легче быть верным, чем в малом, там бодрствуешь, молишься, прежде чем что-то сделать. В малом же бывает легкость и небрежное, не серьезное отношение, — дело то простое, привычное.
Не думал Хам, что его поступок будет иметь такие последствия. Помни об этом, православный, нужно бодрствовать и молиться о наших пастырях, о тех, кто сегодня несет послушание в Церкви, чтобы ценили эту возможность быть в труде Божием, а не открывать наготу их, и без нас много есть охотников сделать это.
При написании статьи использованы труды
иеродиакона Варнавы (Трудова), размещенные
на сайте www.rusvera.mrezha.ru