МИГ, ТОЛЬКО МИГ

Внук, которого я когда-то учил ходить, незаметно вырос. Вытянулся, стал выше меня, но не хочет учиться ходить перед Богом. Скажешь ему что-нибудь, а он гордо отвечает:
– Ладно, разберёмся.
Он с собой на “вы”.
Вечерами внук часто гулял с товарищами. Мы с бабушкой никогда не отпускали его без благословения, которое он снисходительно принимал. Вообще-то он неразговорчив, но однажды вернулся взволнованный и рассказал такую историю.
Дом был уже недалеко. Улица пустынна: ни людей, ни машин. Осталось только перейти трамвайные пути – и вот он, родной двор. И вдруг – ба-бах! Перед самым его носом упала бутылка, брошенная каким-то пьяным с четвёртого этажа, и разбилась вдребезги! Ещё немного – и она бы угодила ему в голову.
Миг… Всего миг отделял его от гибели, всего полшага… Внук огляделся. Наверху продолжали пировать. Вокруг – никого. Кто бы помог ему? Да и можно ли было помочь? Но кто-то дал парню этот спасительный миг.
Теперь, перед тем как выйти из дома, он говорит как бы невзначай:
– Ну, я пошёл!
Это значит, благословите, бабушка и дедушка. И стоит пряменько. Уже на “вы” с благословением.

В день рождения

Едва проснувшись, Настенька летела к зеркалу. Ах, какие бровки! Глазки-васильки! А носик!..
Бабушка тревожилась: так и ослепнуть можно, собой любуясь.
Но бабуля для внучки – динозавр, вымирающая эпоха. Какая поэзия, родство душ?! Ныне в моде дискотеки, тусовки, конкурсы красоты.
Татьяна Ларина, тургеневская Лиза – кто такие? Ха!
Целомудрие – что такое? Не смеши! Уже сексуальное образование с первых классов. Ну и допотопная ты, бабуся!..
А бабушка – классный видеоинженер. Из калейдоскопа эпох, судеб, личностей такое смонтирует, что даже окаменевшие сердца вздрогнут.
Видя, как слова проносятся мимо, бабуся смонтировала фильм к совершеннолетию любимицы. И решила сама посмотреть, пока гости у внучки, ибо та сегодня непредсказуема, ожидая телеграммы или звонка от матери. Телефон не умолкал, но звонки всё не те…
Значит, и в этот день мама не вспомнила о ней!

Читать далее… →

ПОДАРОК

В аэропорту перед полётом пассажиров пропускают через особые ворота. Если кто-то захочет пронести в самолёт бомбу или гранату, раздастся предупреждающий звонок. Охрана схватит человека, замыслившего недоброе, и не даст ему взлететь в небо.
Так и в Царство Небесное, где ожидают каждую чистую душу, не пропустят того, кто затаил зло в своём сердце.
Чтобы нас не задержала небесная охрана и не запретила полёт нашей душе, заглянем в неё сами и посмотрим, какими желаниями и мыслями мы живём?
Как-то одну девочку спросили:
– Что ты больше всего любишь делать? Не задумываясь она ответила:
– Дарить!
Всё время, свободное от уроков и домашних дел, она старается дарить людям радость. То какому-нибудь малышу игрушку смастерит или варежки свяжет, то старушке-соседке продукты из магазина принесёт.
Она и сама, как подарок. Смотришь на неё, и мир становится светлее. Таких охрана в Небесное Царство охотно пропустит: других радовала – теперь лети, сама радуйся.
Дари людям радость, милая!
Б.А.Ганаго

Готовимся к Пасхе

Великий Четверг

 В Великий Четверг Страстной Седмицы дети с мамой красили пасхальные яйца. Мама всегда для этого задолго начинает собирать в мешочек наружную сухую луковичную шелуху. Мама сварила в большой кастрюле отвар из луковой шелухи, добавив в него уксус. Таня помогала маме: каждое яичко, предварительно сваренное, Таня заворачивала в луковую шелуху, а затем в тряпочку и аккуратно склады-
вала в кастрюлю с золотистым отваром. В таком виде яйца варились еще 10 минут. Потом мама осторожно вынула их шумовкой, развернула и уложила в большое блюдо. Яйца получились очень красивые: золотистые, мраморные. Гриша принес свои акварельные краски; каждую краску он размешал на отдельном блюдечке с желтком от сырого яйца, чтобы краски были устойчивыми. Затем тонкой кисточкой
он написал на яичках буквы Х.В. (Христос Воескресе) и украсил различными узорами. Таня тоже разрисовала несколько яичек цветами – голубыми колокольчиками.

Читать далее… →

Шипы, колючки и любовь

Сказка

 Жила-была Роза дивной красоты. И стройный стан, и нежное личико, и роскошная прическа – глаз не отвести. Да только уж больно колкая, и на соседок свысока поглядывала. Так и жила злюкой и гордячкой. Смотрел на нее Бог, смотрел, все ждал, вдруг одумается, да и говорит ей однажды: – Дорогая Роза, ты так прекрасна и утончённа, но твоя злость совсем не к лицу твоей нежности.
– Это мне, мне, – захлебнулась от возмущения уязвленная Роза, – советы давать? Да мне вообще… нет равных!
Тогда Бог решил по-другому Розе помочь, иначе погибнет, высохнет от злости. И превратил ее в Кактус! Остались от прежней Розы одни колючки.

Очутился Кактус на окошке девочки. Огляделся. Вокруг множество растений: были здесь Герань и Фикус, был и Вьюнок, а рядом вилась Лиана. И все на него стали поглядывать с недоверием. Увидела девочка Кактус и чуть не расплакалась от жалости:
– Бедненький, как тебе трудно живется: ни листочка, ни цветочка, никто тебя ни пожалеть, ни приласкать, ни погладить не может. Колючка!
“Фи, еще чего! Какие фиалкины нежности!” – подумала бывшая Роза, но почему-то все же промолчала. Девочка любила все растения, но больше всех задерживалась возле Кактуса. И столько дарила ему тепла, что после ее ухода Кактусу было даже как-то неуютно.
– Здравствуй, радость моя, мое бесценное сокровище. Как тебе спалось? Какие сны виделись сегодня? Может, тебе снились теплые страны? – говорила поутрам девочка.
А Кактус недоумевал: “За что меня любить? За колючки? Если бы я был Розой, тогда понятно…”
Так проходили день за днем. Но однажды девочка больно укололась о Кактус и громко вскрикнула. Кактус даже зажмурился от страха: “Ну все, закончилась девочкина любовь!” А девочка смахнула непрошеную гостьюслезинку со щеки и, улыбаясь, сказала:
– Прости меня, неуклюжую, я, наверное, тебя испугала своим криком? У Кактуса словно пелена с глаз упала, и стал он размышлять: “А за что любить Розу? В чем ее заслуга? Бог дал ей красоту, чтобы радовать других. Растил, ухаживал, а чем ответила она Богу? Что она сделала для того, чтобы мир стал прекрасней? Выставляла свои шипы? А за что любить меня? Значит, любовь живет в самой девочке. Она любит всех: с шипами и колючками, с капризами и зазнайством, и не ждет ответа и благодарности. А я? Могу я так?
Девочку легко любить. Как не полюбить за доброту? А вот как научиться любить не только ее, но и долговязый Фикус, и соседку Герань с ее резким, дурманящим запахом, и назойливый Вьюн, и его родственницу – легкомысленную Лиану…” Понравились Богу покаянные мысли Кактуса, и Он спросил:
– Не пришло ли время вернуть тебя в сад в прежнем виде?
Обрадовался Кактус, но тут же вспомнил о девочке:
– Как же она утром проснется, а меня нет на окне? – не хотелось ему на добро равнодушием отвечать, девочку огорчать. – Пусть я навсегда останусь колючим, но буду рядом с ней, может быть, и я от ее доброты любви научусь!
Бог в ответ только улыбнулся. Огляделся Кактус. Цветы на подоконнике уже не казались ему такими, как прежде.
– Какой же Фикус все-таки могучий и надежный. А до чего изящен Вьюнок… Какие замечательные цветы у Герани! – с удивлением замечал Кактус. Все они приветливо махали в ответ своими головками.
И тогда он понял, что Бог, видя стремление к добру, одарил его способностью любить. Так захотелось Кактусу сделать для всех что-нибудь приятное, что от переполняющих его чувств он… расцвел. Встала утром девочка и – к окошку.
– Мамочка, мамочка! – воскликнула она, – чудо, чудо Божие! Наш Кактус зацвел!
Запрыгала на месте, захлопала в ладоши. А Кактус был так счастлив, как никогда не радовалась Роза.
Раз в год от любви и Кактус цветет.
Т. Марцева

Читать далее… →