Слово в неделю одиннадцатую по Пятидесятнице


Мф. 18,23-35
Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел со­считаться с рабами своими;
когда начал он считаться, приведен был к нему некто, кото­рый должен был ему десять тысяч талантов;
а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить;
тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потер­пи на мне, и все тебе заплачу.
Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, кото­рый должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.
Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: по­терпи на мне, и все отдам тебе.
Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее.
Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;
не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?
И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

«Злой раб!»
Слова из притчи Иисуса Христа. Эта притча составляла евангельское чтение настоящего дня. Св. мать наша Цер­ковь провозгласила ее в назидание нашим душам. Если бы сердце было из камня, и то оно должно распасться, услышав укор от Сердцеведца. Для наших же сердец, освященных христианским именем и озарен­ных Духом Божьим, слова Иисуса Христа — урок, повеление и благо­словение.
Мы все живем и движемся только затем, чтобы оправдать зва­ние человека и в последний день суда услышать из уст нашего Спаси­теля имя: “благий раб! Вниди в радость Господа твоего! (Мф. 25,21). О, какое страшное горе ожидает того, который из уст Человеколюбца услышит свой призыв в имени: “Злой раб! весь долг тот я простил тебе. Не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как я помиловал тебя?.1″ (Мф. 18,32).
Спаситель в настоящей притче название “Злой раб” прилагает к людям, не милующим своих ближних.
Кто же они, обличаемые?
Их неисчислимое множество. Велики и разряды подразделения свойств “немилования”.
Прежде всего выступают мстительные люди. Они не забывают оби­ды, им причиненной. В душе их эта обида, начинаясь искрой огня, пре­вращается в адское неугасимое пламя. Они готовы делать боль челове­ку везде, всегда и во всем. В них — снисхождение только к себе, но суд без милости, приговор без пощады тем, кто, хотя бы и невольно, поме­шал развитию их личного самолюбия.
Желающий мстить проявляет бесчувствие и жестокую свирепость сердца. Он радуется, что может увеличить страдания обидевшего, рас­травить его раны, отяготить его скорбью, приблизить его к отчаянию.
Кроме мстителей, ужасных существ, исказивших в себе образ Спа­сителя, пострадавшего за всех и всепрощающего, есть еще класс лю­дей, близко к ним стоящий и в равной степени обвиняемый слышан­ной ныне Христовой притчей. Это не научившиеся снисходительно относиться к слабостям других, осуждающие поведение, образ жизни своих ближних.
Если вдумаемся внимательно, то увидим, что, безразлично осуждая других, мы навлекаем на себя страшный гнев Бога, потому что предос­тавляем себе право осуждать то, что подлежит лишь Его верховному суду, как Творца и Законодателя.
Пороки и слабости ближних вызывают у нас насмешку, всегда лег­комысленную, иногда безжалостную. Это — уже поведение, недостой­ное христианина. Но гнусны, отвратительны, человекоубийственны поступки тех, которые преследуют ближнего не за действительные сла­бости и проступки, а за то, что возвела на него моя собственная злоба, старающаяся в другом найти преступность, пятнающую меня самого, забывая, что ничего не может быть ошибочнее, как действия других измерять своими действиями.
Многие живут тем, чтобы видеть в глазах другого сучок, хотя у са­мих бревном закрыто их духовное зрение. По истинному же христи­анскому воззрению, если надо применить к ближним нашим свое суж­дение, то следует прилагать такое, какое к каждому из нас применяла или применяет умная, честная, любящая мать. На всякого человека, впав­шего в грех, надо смотреть как на нравственно больного. Всем извест­но, что больной требует нежного ухода, заботливого, любящего попе­чения, а не презрения, не насмешки, не осуждения.
Да! Осудители ближнего — злые рабы, как их назвал Сам милосер­дный Господь. Они предоставляют себе право произносить решитель­ный суд над поступками ближнего, не исследуя обстоятельств, какими они подготовлены и среди которых совершены. Кто, кроме Господа, знает, не были бы мы сами еще хуже того, которого осуждаем, если бы поставлены были в сфере жизни, в которой он не нашел достаточно сил устоять твердо? Кто знает, какими искусительными путями, какою борьбой, всегда ценимою Богом и в очах Его милосердия ослабляю­щую важность преступления, предшествовалось падение нами злословимого? Кто знает, не омылся ли уже слезами покаяния грех несчаст­ного брата нашего в минуту, когда мы произносим над ним приговор осуждения?
А в каком мрачном виде мы самим себе представимся, если поду­маем, что осуждением отнимаем доброе имя у ближнего, роняем доб­рое о нем мнение у других! С жестокостью изгоняем его из общества тех, которые верят нашим словам, подрываем чувство любви и уваже­ния тех, которые до нашего злословия, быть может, иначе смотрели на человека, ставшего жертвой нашей злобы или легкомыслия. О, злой раб-осудитель! Не надлежало ли тебе помиловать товарища твоего, как и Я помиловал тебя? Страшный вопрос от Христовой притчи мно­гим и многим из нас!
Осуждение и мстительность не остаются без тяжелых последствий и для самого осудителя. Находя удовольствие останавливать внимание и наблюдательность на нравственном безобразии других, произволь­но низводя свою душу в омут’ нехорошей жизни, мы, сами того не за­мечая, огрубляем свои чувства, унижаем благородство своего характе­ра, омрачаем светлость своих мыслей. Неужели забудем, что злорадование и мстительность свойственны только диаволу? Приметьте, что месть не брезгует клеветой: люди, получившие навык осуждать, гонят­ся за зловещими слухами. Они злорадостно видят отражение своего внутреннего зла в других и мало-помалу лишаются всех великодуш­ных чувств.
Подведем малый итог сказанного, чтобы уяснить смысл слышан­ной нами Христовой притчи. В итоге — учение христианской нрав­ственности, что любовь вся покрывает. Покрывайте милостиво слабо­сти других, и правосудный Судия покроет собственные ваши слабости по Своему неложному обетованию.
Будьте великодушны, снисходительны, добродетельны и явите себя достойными нашего Господа Спасителя, молившегося за врагов, ща­дившего грешников и сострадающего нам грешным. Да будет прави­лом нашей жизни-, всюду, откуда идем, идти с любовью, куда идем — нести любовь. Любовь — наше солнце, наш свет. С ним не заблудимся ни вверху, ни внизу, ни на горе, ни под горой. Аминь.

%d такие блоггеры, как: