Святители из рода Максимовичей

«Покровский вестник», № 9-10(91), сентябрь-октябрь 2016 г.

В этом году почитатели святителя Иоанна Шанхайского дважды праздновали юбилейные даты. 17 июня исполнилось 120 лет со дня его рождения, а 2 июля весь мир отмечал 60 лет со дня его блаженной кончины. Отец Герман Подмошенский, который был духовным чадом святителя и первым составителем его жития, писал, что именно из Харькова святитель Иоанн «привез в изгнание частицу Святой Руси». Видимо, здесь, во время учебы в Императорском университете, произошло духовное становление этого подвижника Церкви, который своим благоволением не оставляет наш город без своего попечения.

В фонде редких изданий библиотеки Харьковского университета есть ценный экспонат – «Сборник сведений о роде Максимовичей». Эта книга вышла в 1987 году в Риге маленьким тира-жом всего в 30 экземпляров, и, как указывает автор, уготовлена «исключительно для членов своей семьи, родных, друзей и добрых знакомых, не предназначая такового для продажи». Ценность харьковского экземпляра этой книги заключается в дарственной надписи автора, И. (Иннокентия) Максимовича: «Дорогой, славный мой племянник Боря. Пусть сей сборник тебе всегда напоминает
отца… моего горячо любимого брата».
В книге тщательно собрана информация о каждом представителе этого рода и составлено его генеалогическое древо. Племянник Боря, указанный в авторской надписи, – это отец святите-ля Иоанна Шанхайского, а
повествование этого сборника заканчивается такими словами: «Последним представителем ІХ колена линии шестого сына Максима Васильковского, Михаила – пока является сын Бориса Ивановича, тоже Михаил».
Как нам известно, чадо, которому опытом всего рода и Божьим промыслом суждено было стать величайшим
светильником православия в мире, появилось на свет всего на год раньше выхода этой книги, в 1896 году.
«Каждому цену воздаст потомство», – пишет автор. Род начинается с 17 века, и ведет свой отсчет от Максима Васильковского, который был арендатором земель Киево-Печерской Лавры.
Профессиональная близость Васильковского к Лавре, ее укладу, во многом способствовала тому, что его
старший сын стал насельником этого монастыря и принял здесь постриг с именем Иоанн. Впоследствии он был
поставлен на Черниговскую епископскую кафедру. Еще при жизни он был известным духовным писателем и поэтом, переводчиком «Илиотропиона» и просветителем Сибири. Он отправил первую православную миссию в Китай, а после упокоения на его могиле происходило множество чудес. Святитель Иоанн (1651–1715) провел последние дни своей жизни на Тобольской кафедре, и его нетленные мощи по сей день хранятся в этом городе. Канонизация святителя Иоанна Тобольского состоялась в царствование Императора Николая II в 1916 году. В это время младший
член рода, Михаил Максимович, учился в Харьковском университете, и, скорее всего, это прославление стало
событием для всей семьи, ведь святитель Иоанн Тобольский был «гордостию и славой всего рода». Именно
так отзывается о нем составитель родословной книги: «Он должен быть почитаем всеми членами этого рода.
Прося его заступничества и покровительства нам, носящим прославленную им фамилию, надлежит более
всех других записать святое имя усопшего в сердца свои и усердно молиться о нем, особо чтить день его
кончины «10 июня», каковой день должны знать, помнить и особо чтить настоящее и будущее поколения наше-го рода». Имя своего прославленного родственника впоследствии получит при постриге Михаил, поскольку
с самого рождения у него установилась молитвенная связь со своим предком. Таким образом, генеалогическая вертикаль древа в этом роде начинается и заканчивается святым. Почитатели святителя Иоанна Шанхайского знают о том, что что этот подвижник оставил после себя множество литературных трудов, которые еще требуют дополнительного изучения и систематизации. Особый интерес вызывает его «Песнь молитвенного пред-стояния». Если внимательно ее рассмотреть, можно отметить текстологические параллели с произведениями святителя Иоанна Тобольского, который был к тому же и небесным покровителем Шанхайского пастыря. Разобраться в тонкостях этого текста мы попросили доктора филологических наук, преподавателя кафедры украинской литературы Харьковского национально-го университета имени В. Н. Каразина Елену Матушек:
– Елена Юрьевна, творчество святителя Иоанна Тобольского, дальнего предка святителя Иоанна шанхайского и Сан-Францисского (Максимовича) было одним из объектов ваших научных исследований. Расскажите об этом святом.
– Святитель Иоанн Тобольский (Максимович) является одним из наиболее интересных и колоритных
представителей украинско-го барокко. Родился он в 1651 году в Нежине, в семье Максима Васильковского, и
собственно от имени отца и происходит фамилия, которую носит он и все его 10 братьев.
Учился будущий святи-тель в Киево-Могилянской академии с 1668 по 1675 год. Впоследствии он стал монахом и работал в Киево-Пе-черской лавре. Он был там проповедником. Несколько проповедей осталось, три из
них напечатано в «Зерцале от писания Божественного». Позже его рукоположили. Это произошло в 1680 году.
Потом Иоанн Тобольский был настоятелем Свенского Брянского монастыря. Дело в том, что именно туда, в
Брянск, переселились мона-хи Киево-Печерской лавры, потому что в Киеве нельзя было находиться из-за татарского нашествия.
После этого он возвращается, становится сначала настоятелем Елецкого монастыря в Чернигове, потом архимандритом, а после смерти Феодосия Углицкого он становится сначала епископом, потом архиепископом Черниговским. Позже, где-то в 1711 году, его назначили митрополитом Тобольским. В свои права он вступает в 1712 году. В 1715 году он умирает в Тобольске во время молитвы перед иконой Ильинской Черниговской Богородицы.
– это была его келейная икона?
– Да, это была его келейная икона. Вообще-то история с этой иконой достаточно интересная. Дело в том,
что она была написана во второй половине XVII века и размещена в Ильинском монастыре, и в 1662 году она показала себя как чудотворная. То есть, на иконе появи-лись слезы, и в течении не-скольких дней люди видели
это все, молились, и начали воспринимать этот образ как чудотворный. Начались чудеса. Их было очень много, все они зафиксированы. Фиксировал их Димитрий Туптало – Димитрий Ростовский, тоже в будущем святитель и святой Церкви. Именно он написал произведение, которое называется «Руно орошенное». Оно выходило несколько раз, в
том числе и в Черниговской типографии. Как раз эта икона стала основополагающей, в духовном плане, для организации церковного центра, который сформировался тог-да в Чернигове при помощи Лазаря Барановича.
Иоанн Максимович тоже писал об этой иконе, это было позже. В 1707 году вышла книга с названием «Богородице Дево», и несколько чудес от нее он там тоже зафиксировал, и изложил стихами. Потом, когда он уехал в Тобольск, то, конечно, взял ее копию с собой. Сейчас она в России, называется Тобольской, но на самом деле это Черниговская-Ильинская икона Божией Матери. 
– Произведение святи-теля Иоанна Тобольского «Богородице Дево» сейчас не переиздается так широко, как, например «Илиотропион». Я ее видела единожды, и только в прижизненном издании святителя Иоанна Тобольского. что вы можете сказать об этом тексте?
– У нас вообще ранняя модерная украинская литература не переиздается. Можно посчитать на пальцах, что
переиздано, и то, в основном в Гарвардском университете. В том числе, не переиздаются и тексты Иоанна Максимовича. Это произведение вышло в черниговской типографии в 1707 году. Называется оно «Богородице Дево» – это первые слова Богородичной молитвы. Так же оно и структурировано, то есть в соответствии с этой молитвой:
«Богородице, Дево, радуйся…» и так далее. Оно имеет 9 частей, каждая из которых начинается Богородичным
чудом от Ильинской иконы, и потом идет нравоучение, то есть духовные раздумья Иоанна Максимовича по поводу того или иного чуда, которое там произошло. В этой книге автор осуществляет уже какой-то отбор. В книге «Руно орошенное» было 24 чуда от Ильинской иконы. Иоанн Максимович оставил 9.
То есть он выбрал только те, которые были важны для него.

Во-первых, это именно тот момент, когда икона показала себя как чудотворная. Во-вторых – момент, 
когда она защитила монахов монастыря от татарского на-ега. И потом все остальные чуда посвящены исцелениям
– душевным или телесным. Далее идут раздумья. Эти раздумья упорядочены с помощью акафистного способа организации материала. То есть здесь используется такой принцип, когда один образ уподобляется разным
символам. 
– Можно ли сказать, что акафистная форма организации материала была для святителя Иоанна Тобольского основополагающей?
– В этой книге – да, и это не вызывает сомнений.
– А что вы можете сказать о самой молитве святителя Иоанна Шанхайского? ее можно назвать
богослужебным текстом? Это молитва сама по себе, либо это такой текст, который ближе, например, к
силлабическим стихам Иоанна Тобольского?
– Нет, я думаю, это молитва. И у Иоанна Тобольского это молитва, которая разрослась до 300 страниц силлабических стихов, и у Иоанна Шанхайского – тоже молитва. Потому что там есть все элементы, которые соответствуют молитве. Там есть обращение к Богу, там есть прославление Бога, и там есть благодарение Богу.
– эти три компонента и составляют с композиционной точки зрения молитву?
– Да. Там есть один образ – Господь, но Он – Истина, он – Святыня, он – Блаженство, правда, жертва, и так далее.
Вот это и есть акафистный способ организации материала. То есть, Он называется, к Нему обращаются – «Господи», и дальше уже человек начинает показывать то, что у него на душе. Те интенции, которые есть в молитве.
То есть прошения к Господу идут:
Алчу и жажду, Господи, Твоей святыни, Алчу и жажду, Господи, Твоего Мира, Твоей чистоты, Истины, Царствия, Света, Премудрости…
Здесь уже идет накопление, амплификация этих прошений, это тоже характерно для молитвы.
– что касается благодарения, это тоже обязательный компонент?
– В основном – да. Конечно же, чаще человек просит, он так устроен. А благодарит – это уже следующий этап.
– А можно сказать, что этот момент благодарения, а он у святителя Иоанна достаточно пространный и обширный, являет какую-то особую чистоту человека?
– Я думаю, да. Потому что в том, что мы просим, есть доля эгоизма. Мы обращаемся к Богу и сначала
излагаем, что нам нужно. Потом, если мы это получаем, то не всегда говорим «спасибо». А люди духовно
высокие, они больше благодарят. За все благодарят. Даже за то, что они не просили – за каждый день, за
возможность общаться, за возможность видеть этот мир, молиться, приходить на службу, причащаться и так
далее.

В своих трудах святитель Иоанн Шанхайский уделял значительное внимание молитве и сам был ее усердным делателем. Он никогда не ложился спать и все время своей жизни проводил в бдении, поскольку именно молитву считал самым главным делом жизни. Углубляясь в написанные им слова, мы можем хотя бы немного воспринять те душевные устремления, которые привели этого человека к святости

ПЕСНЬ МОЛИТВЕННОГО ПРЕДСТОЯНИЯ
(правило молитвенного умирания, каждое слово которого должно отзываться в сердце и в безвидности ума)

Господи, Ты – Единая Истина,
Господи, Ты – Единая святыня,
Господи, Ты – Единое блаженство,
Господи, Ты – Единая правда,
Господи, Ты – Единая Жертва за наши грехи,
Господи, Ты – Единое Сияние в нашей тьме,
Господи, Ты – Единая наша Жизнь.
Алчу и жажду, Господи, Твоей святыни!
Алчу и жажду, Господи, Твоего мира!
Алчу и жажду, Господи, Твоей чистоты!
Алчу и жажду, Господи, Твоей Истины!
Алчу и жажду, Господи, Твоего Царствия!
Алчу и жажду, Господи, Твоего Света!
Алчу и жажду, Господи, Твоей премудрости!
Алчу и жажду, Господи, Твоей благодати!
Алчу и жажду, Господи, Твоей воли!
Алчу и жажду, Господи, Твоего Духа!
Алчу и жажду, Господи, Твоей Жизни!
Алчу и жажду, Господи, Твоей Милости!
Господи, Господи, водами Твоими небесными напои меня,
Господи, Господи, пищею Твоею нетленною напитай меня,
Господи, Господи, Словом Твоим научи меня,
Господи, Господи, силою Твоею укрепи меня,
Господи, Господи, милостью Твоею возрасти меня,
Господи, Господи, Духом Твоим созижди меня,
Господи, Господи, нищего приими меня во Царствие Твое.
Отрекаюсь, Господи, от суеты моей,
Отрекаюсь, Господи, от лукавства моего,
Отрекаюсь, Господи, от лености моей,
Отрекаюсь, Господи, от косности моей,
Отрекаюсь, Господи, от гордыни моей,
Отрекаюсь, Господи, от тщеславия моего,
Отрекаюсь, Господи, от маловерия моего,
Отрекаюсь, Господи, от малодушия моего,
Отрекаюсь, Господи, от нечистоты моей,
Отрекаюсь, Господи, от всех страхов моих,
Отрекаюсь, Господи, от всех внушений диавольских,
Отрекаюсь, Господи, от всех похотей мира сего!
Господи, Господи, подыми меня,
Господи, Господи, уврачуй меня,
Господи, Господи, обнови меня,
Господи, Господи, озари меня,
Господи, Господи, освяти меня,
Господи, Господи, даруй мне умереть в Тебе,
Господи, Господи, даруй мне воскреснуть в Тебе!
(УТРОМ)
Господи, да будет этот день – благодарением Тебе,
Господи, да будет этот день – послушанием Тебе,
Господи, да будет этот день – служением Тебе,
Господи, да будет этот день – славословием Тебе,
Господи, да будет этот день – во благодати Твоей,
Господи, да будет вся жизнь моя во благодати Твоей,
Господи, да будет последняя минута моя во
благодати Твоей святой.
(ВЕЧЕРОМ)
Господи, да будет эта ночь покоем в Тебе,
Господи, да будет эта ночь молитвою к Тебе,
Господи, да будет эта ночь укреплением в Тебе,
Господи, да будет эта ночь благодарением Тебя,
Господи, да будет эта ночь во благодати Твоей,
Господи, да будет вся жизнь моя во благодати Твоей,
Господи, да будет последняя минута моя во благодати Твоей святой.
Господи, Господи, ничто меня не радует, – только Твой Свет,
Господи, Господи, ничто меня не радует – только любовь Твоя,
Господи, Господи, ничто меня не радует, – только прощение Твое,
Господи, Господи, ничто меня не радует, – только упокоение в Тебе,
Господи, Господи, ничто меня не радует, – только молитва к Тебе,
Господи, Господи, ничто меня не радует, – только любовь к Тебе.
Господи, Господи, даруй мне, чтоб я был, как молитва к Тебе идущая,
Господи, Господи, даруй, чтоб я был, как песнь Тебе звучащая,
Господи, Господи, даруй, чтоб я был, как вздох к Тебе устремляющийся,
Господи, Господи, даруй мне, чтоб я был, как покаяние Тебе принесенное,
Господи, Господи, даруй мне, чтоб я был, как сердце к Тебе открытое,
Господи, Господи, даруй мне, чтоб я был, как жизнь в Тебе успокоившаяся,
Господи, Господи, даруй мне, чтоб я был, как создание Твое, Тебя нашедшее. Аминь.
(Январь, 1944 г.)

Материал подготовила
старший преподаватель
кафедры журналистики
Харьковского национального
университета имени В. Н. Каразина
Александра Драчева

«Стой терпеливо и молись крепко, отревая приражения житейских попечений и всяких помыслов; ибо они возмущают и тревожат тебя, чтоб расстроить твое молитвенное стремление.
Достоин всякого порицания тот, кто, любя истинную молитву, гневается или злопамятствует: ибо он похож на того, кто желает остро смотреть, а между тем запорашивает свои глаза. Подвизайся ум свой во время молитвы соделывать глухим и немым; и будешь тогда иметь возможность молиться. Как должно…»

Св. Нил Синайский