ДУХОВНЫЙ ОПЫТ ХАРЬКОВСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО БРАТСТВА ОЗЕРЯНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

«Покровский вестник», № 11-12(92), ноябрь-декабрь 2016 г.

Александра Драчева,
преподаватель ХНУ им. В. Н. Каразина,
кандидат наук по социальным коммуникациям

Православные братства на Руси имеют долгую историю. Братчины упоминаются еще в Ипатьевской летописи, датируемой 1159 годом, хотя, в сущности, тогда под этим разумели в основном общие трапезы. В 16-17 веках в Украине объединения людей в братства были вызваны тем, что отстаивать основы православного вероучения стало острой необходимостью, так как в западных областях активно внедрялись протестантские идеи, и впоследствии, уния. Во главе такого просветительного движения встали многие образованные русские вельможи, среди которых были князья Курбский и Острожский. Во время святительства киевского митрополита Петра Могилы братства западной Руси достигли высшего расцвета. Однако в середине 19 века братства подпадают под правительственный запрет. В 1837 году в наказе чинам и служителям земской полиции значится, что «земская полиция обязана прекращать все тайные, равно и всякого рода законом воспрещенные сборища, сообщества или братства, масонские ложи» и т.п. То есть братства рассматриваются как опасные, наряду с масонскими ложами и другими тайными собраниями. Впоследствии мнение о братствах как особом роде общественного движения в правительстве все-таки было пересмотрено. Предпосылкой создания православных братств на территории Харьковской губернии послужило издание в 1864 году министром внутренних дел и оберпрокурором Священного Синода «Основных правил для основания православных церковных братств». В этом документе братством назывался «союз, который состоит из православных верующих для служения на пользу Православной церкви, противодействию посягательствам на ее права со стороны иноверцев и раскольников, для устроения и украсительства Православных храмов, для дел христианской благотворительности, для распространения и закрепления духовного просвещения». Этот документ был принят к сведению и выполнению Харьковской Духовной консисторией 19 августа 1864 года. В харьковской периодике 1880-х годов есть свидетельства о том, что желание создать православное братство епархиального значения было еще у преосвященного Амвросия (Ключарева), но состояние здоровья не позволило ему осуществить задуманное. Однако этот вопрос был поднят и его преемником на Харьковской кафедре – Высокопреосвященным Флавианом 18 декабря 1901 года на миссионерском собрании городского духовенства. В следующем 1902 году владыка благословил создать особые проповеднические объединения, в которые входили харьковские священники и открыть религиозные чтения для народа. Некоторые историки считают именно этот период началом основания Харьковского Епархиального братства, хотя оно еще не имело ни собственного устава, ни официального разрешения на открытие от губернатора. Однако уже в 1903 году было проведено около 600 чтений, на каждом из которых количество слушателей достигала 200 человек. Подготовка к открытию братства на епархиальном уровне была достаточно скрупулезной. Об этом можно прочитать в «Харьковских губернских ведомостях» от 19 и 20 января 1904 года: «Устав Харьковского «епархиального религиозно-просветительского братства Озерянской Божией Матери» уже отпечатан, и его можно получить в канцелярии его преосвященства, преосвященного Стефана, епископа сумского, – там же можно записаться и в члены братства. Считаем нужным сообщить некоторые извлечения из этого устава для сведения лиц, сочувствующих целям братства. Братство учреждается с целью распространения и утверждения в обществе религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви. В состав религиозно-просветительской деятельности братства входит и специально миссионерская деятельность, а по мере увеличения материальных средств братства и общественная благотворительность… Круг действий братства простирается на всю епархию, и прежде всего на все население г. Харькова, поэтому то и называется епархиальным» (здесь и далее в цитатах сохранены орфография и выделения оригинала). Полностью устав братства был отпечатан также в издании «Вера и разум» №1 за 1904 год. 25 января 1904 года в Озерянской церкви харьковского Покровского монастыря состоялось торжественное учреждение братства. В «Харьковских губернских ведомостях можно было узнать все подробности этого события уже на следующий день: «Высокопреосвященным Арсением, архиепископом Харьковским и Ахтырским, в сослужении преосвящ. Стефана, епископа Сумского, о.о. архимандритов и всего городского духовенства была совершена литургия, а после оной молебен пред Озерянскою иконою Божией Матери, причем на литургии профес. Протоиереем Буткевичем во время запричастного стиха произнесено слово. После литургии в 1 час дня в крестовой церкви архиерейского дома, после молитвы: «Днесь благодать св. Духа нас собра», последовало открытие братства…» и далее идет довольно внушительный перечень именитых горожан, присутствовавших на этом событии «так, что церковь была совершенно полна». Общество, как видим, было хорошо проинформировано и подготовлено к такому событию. На открытии были зачитаны многочисленные поздравления правящему архиерею по этому случаю – поздравляли не только правящие архиереи (в их числе были митрополиты Киевский и Петербургский), но и именитые представители разных городов. В этом же номере полностью приведены приветственные речи Высокопреосвященного Арсения (Брянцева) и преосвященного Стефана епископа Сумского.
Потомственный дворянин Андрей Сергеевич Вязигин, профессор всеобщей истории Харьковского университета, в собственном издании «Мирный труд» публикует и свое вдохновенное приветственное слово по поводу открытия братства: «…Не развлечения и пустые утехи, а живой глагол назидания и вечной правды жаждет получить наш народ от более образованных сынов своих; не мнимо «последние слов науки», извлеченные из популярных изданьиц, а непреложное божественное учение Спасителя способно служить единственно надежным кормилом среди бурь и злоключений житейского моря. Ведь наука, только перестав быть наукою, может сказать обо всем свое последнее слово, ибо она всегда ищет, и вечно искать будет истину». (№1, январь 1904). То есть идеи православного просвещения активно поддерживали не только священнослужители, но и ученое сословие. Из отчета о деятельности братства за 1906-1907 гг. видно, что эта организация сразу же подтверждает епархиальный размах. Во-первых формируются уездные отделения братства – Ахтырское, Валковское, Волчанское, Змиевское, Изюмское, Лебединское, Старобельское, Купянское и Славянское. Во-вторых – тематика бесед и обсуждений, предлагаемая братством, действительно выходит за рамки только лишь богословия, и предполагает более широкие мировоззренческие дискуссии. Так, в зале Городской Думы с успехом проходили чтения на темы: «Учение Ницше о сверхчеловеке и его моральная оценка», «Моральные принципы современной Русской художественной литературы», «Присяга и ее значение» и так далее. После смерти высокопреосвященного Арсения в 1914 году на Харьковскую кафедру заступает архиепископ Антоний (Храповицкий). С этого времени он возглавляет и Епархиальное братство Озерянской иконы Божией Матери. Текущий отчет за этот период свидетельствует том, что братство чутко реагировало на насущные проблемы общества. Так, в 1913 году «с высоты престола раздался призыв к борьбе с общегосударственным злом – народным пьянством». Усилиями братства в Харькове страиваются праздники трезвости, проводятся соответствующие лекции и другие мероприятия на эту тему. В июле 1914 года в стране произошло событие, которое также требовало немедленного реагирования со стороны братства – объявление войны со стороны Германии и Австрии: «само собою понятно общий подъем духа вызвал и особую деятельность Совета Братства. Совет живо откликнулся на все нужды, вызванные военными действиями и проявил свою деятельность в различных направлениях.
1) Прежде всего Совет, по предложению Его Высокопреосвященства, Архиепископа Антония, избрал комиссию под председательством протоиерея о. П. Фомина для выработки инструкции приходским Попечительным Советом
по делу организации помощи жертвам войны…2) Из своих средств Совет братства ассигновал на нужды,
вызванные военными действиями 1000 руб. и возбудил ходатайствовать пред Съездом епархиального духовенства об открытии в г. Харькове лазарета имени духовенства на 25 человек для больных раненых воинов. Съезд духовенства отнесся к этому ходатайству весьма сочувственно, расширил предполагаемую помощь больным и
раненым воинам, решив открыть лазареты имени духовенства в г. Харькове и уездах на 150 человек, ассигновав на это 20 тыс. руб. и поручив организование этого дела Централь-ному Совету Братства» (журнал «Вера и разум» за
1915 год). По приведенным выше документам можно увидеть, что Харьковское братство Озерянской иконы Божией
матери очень быстро стало мощной епархиальной организацией, способной быстро и оперативно реагировать на острые общественные проблемы. Можно также обратить внимание на то, что в период, когда архиепископ Антоний (Храповицкий) возглавил работы этого братства, в Харьковском императорском университете учился Михаил Максимович – будущий святитель Иоанн Шанхайский. И владыка Антоний, и святитель Иоанн Шанхайский в эмиграции будут пытаться воссоздать образ этого братства. 25 октября 1933 года Архиерейский Синод Русской
Православной Церкви за границей учредил братство Святой Руси имени святого князя Владимира, которое должно было объдинить «все русские национальные организации на общей единой основе – Православной вере» с целью воспитания эмигрантской молодежи в духе Православия и патриотизма. Митрополит Антоний (Храповицкий) лично возглавил это братство, отделы которого должны были воз-никнуть во всех епархиях и Миссиях Русской Православной Церкви за границей. Вполне вероятно, что владыка Антоний пытался повторить ту модель организации, которая так хорошо зарекомендовала себя в Харькове, к сожалению, это начинание не обрело
должного размаха в своей деятельности. (1) Но были и более плодотворные начинания. В 1963 году архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Иоанн (Максимович) благословил двух иноков Серафима (Роуза) и
Германа (Подмошенского) на труд по созданию Братства преподобного Германа Аляскинского. Первый книжный магазин открылся в Сан-Франциско в 1964 году. К концу того же года удалось приобрести мини-типографию, с помощью которой раз в два месяца стал выходить журнал «The Orthodox Word». Святитель Иоанн благословил
выход издания и дал ему название. Первые выпуски верстались и печатались вручную, но именно они стали духовным фундаментом журнала. В 1983 году, как результат двадцатипятилетних трудов Братства, было основано Валаамское Общество Америки. Оно является миссионерским движением, цель которого – сохранение и распространение право-славной мудрости вне всяких церковных разделений, для всех юрисдикций, исповедующих Православие во всех странах. (2) Трудами членов этого братства создан издательский дом «Русский Паломник», который и поныне успешно реализует поставленные цели. Безусловно, организованное в Америке братство имело свою самобытную историю, однако с большой долей вероятности можно предположить, что Епархиальное братство Озерянской иконы Божией матери размахом своей деятельности произвело неизгладимое впечатление на
святителя Иоанна Шанхай-ского и Сан-францисского, прославленного сегодня в лике святых. И если опыт организации Харьковского Епархиального братства был настолько масштабным, что смог вдохновить причастных к нему людей на создание новых братств по этому образцу, то может и нам, сегодняшним харьковчанам, стоит присмотреться к нему повнимательней.
Использованные источники:
1. Шкаровский М. В. Князь Владимир как символ историко-культурного наследия России для русской эмиграции 1920-1930-х гг. // http://history-mda.ru/publ/knyaz-vladimir-kak-simvol-istoriko-kulturnogo-naslediya-rossii-dlya-russkoy-emigratsii-1920-1930-h-gg_4586.html
2. Дымова М. Г. Издательская деятельность Братства преподобного Германа Аляскинского и Валаамского Общества Америки // http://cyberleninka.ru/article/n/izdatelskaya-deyatelnost-bratstva-prepodobnogo-germana-alyaskinskogo-i-valaamskogo-obschestva-ameriki