Взгляд в историю

«Покровский вестник» № 3, март 2017

Благотворительность в Харькове имеет богатую историю. Среди имен, дошедших до нашего современника известны купцы Уткины, промышленники Рыжовы, Алчевские, Квитки и многие, многие другие.

Понятие благотворительности предполагает собой оказание бескорыстной (безвоз-мездной или на льготных условиях) помощи тем, кто в этом нуждается. Основной чертой благотворительности является добровольный выбор вида, времени и места, а также со-держания помощи.

Одним из первых значительных проектов благотворительности в Харькове было открытие 1 июля 1842 года Детского приюта. Самыми крупными жертвователями приюта были граф Орлов-Денисов, губернский предводитель князь Голицын, генеральша Корсакова. Существование учреждения поддерживалось, кроме про-центов с капитала, ежегодными членскими взносами почетных членов и почетных старшин, пожертвованиями частных лиц, различными лотереями, концертами, маскарадами и кружечным сбором.

 Спустя год после открытия приюта, в 1843 году, в Харькове возникло новое благотворительное учреждение – Харьковское Благотворительное Общество. Обязано оно своим возникновением харьковскому губернатору С.Н.Муханову. Образование общества встретило горячее сочувствие со стороны генерал-губернатора кн. Долгорукова и его супруги, Люции Осиповны, отличавшихся по отзывам современников отзывчивостью на всякое доброе дело. Муханов встретил также поддержку и в высших сферах. Общество было принято под попечительство Великой Княгини Марии Александровны. Его устав утвержден 27 сентября 1843г. Общество ставило целью оказывать вспоможение людям бедного состояния, которые по старости или по сиротству и безприютному положению имеют нужду в призрении. Брало на себя попечение о малолетних бесприютных сиротах обоего пола, всех сословий: помещало их в особо устроенном для них доме, воспитывало и давало первоначальное обучение, после чего дети поступали в учебные заведения, на фабрики, заводы и в ремесленные мастерские или на воспитание людям, известным своей благотворительностью. Члены общества делились на почетных, действительных, благотворителей и сотрудников. Генерал-губернатор, губернатор, архиерей, губернский предводитель и Харьковский городской голова признавались непременными почетными членами. В состав общества вошли наиболее видные представители местного дворянства и купечества Губернатор Муханов, княгиня Долгорукова, граф Юрий Александрович Головкин, епископ Иннокентий, помещица Веселовская, баронесса Розен, Щербинина, Хрущова, Хорват, князь Цертелев, судья Нахимов, вице-губернатор Данзас, Римский-Корсаков, полковник Кокушкин. В качестве сотрудников в делах Общества приняли участие г-жа Абаза, Алфераки, Данейкович, Климов, Якимов, Прожанский, Кузин, Ольденборгер. В разряд благотворителей были внесены более 80 лиц. Пожертвования поступали не только деньгами но и всякими припасами: аптекари давали лекарства, купец Скрынников – все нужное для больницы, купец Кучеренко – дрова, почетный Гражданин Котляров – мебель. Жертвовались скатерти, салфетки, мука, капуста, печеный хлеб, крупа и т.п.

Таким образом, мы видим, что традиции благотворительности в Харьковской губернии были почетным занятием наших пращуров. И не случайно. Ведь главной целью жизни каждого человека является спасение его собственной души. Есть несколько путей достижения этого спасения. Для монахов – это преимущественно подвиг молитвенный, исихазм, уединение, отречение от мира. Для мирян же одна из возможностей спасения собственной души — творить добрые дела по
отношению к своему ближнему ради Христа, во исполнение Его заповедей. Наивысшим примером жертвенности среди мирян можно назвать православных христианок из сестричества преподобномученицы Вели-кой княгини Елизаветы возродившей институт диаконисс. Сестры, приходившие к ней не были монахинями, но при этом полностью посвящали свою жизнь на служение ближним.

Материал подготовлен сотрудниками редакции «Покровского вестника»

Жизнь современного человека подчинена стремительному темпу современной цивилизации. Все мы непременно куда-то спешим, суетимся, стараясь обеспечить себе комфортную жизнь, и крайне редко обращаем внимание на тех, кто находится рядом. Два-три слова, брошенные в соцсетях или СМС: «Как дела?» – «Ок!» – это все, на что способно наше внимание к ближнему, а понятие «дела милосердия» кажется давно ушедшим в прошлое атавизмом. Но ах, как хочется, чтобы это выражение все-таки вошло в нашу сегодняшнюю жизнь. А для этого необходимо повнимательнее всмотреться в историю. Благотворительные учреждения в Харькове в 17-18
веках формировались вокруг храмов. Прихожан связывала не только забота о благолепии Дома Божия, но и потребность проявить свою веру в делах любви. Так при церквях появлялись братства, а они, в свою очередь, устраивали больницы и богадельни где призреваемые находили кров, тепло и пищу. В 1732 г. таких заведений было два – при Соборной и Рождественской церквях. На смену братской благотворительности приходит благотворительность казенная, которая взяла на попечение уже существующие богадельни. Но в обществе, основанном на христианских ценностях, потребность в милосердии не угасала. В начале 19 века городское дворянство по инициативе писателя Григория Квитки-Основьяненко устраивает Харьковское Об-щество благотворительности. За дворянством последовало духовенство, организовав по-печительство о бедных духовного звания.Вспышка холеры и голод в 30-х годах 19-го ст. снова дают повод для подъема благотворительности, к которому присоединяется уже и купечество. Так в Харькове закреплялись традиции в делах христианской любви, не признававшей сословных рамок. Особое внимание для оказания попечительской помощи, конечно же, уделялось детям-сиротам. В 1839 году выходит Императорский Указ «Положение о детских приютах», на которое живо откликается харьковское губернское попечительство. Первый детский приют в нашем городе был открыт благодаря по-жертвованию генералом от кавалерии графом Орловым-Денисовым огромной по тем временам суммы – 10 000 рублей. Кто из наших современников готов пожертвовать подобный капитал? А ведь сирот в нашем городе отнюдь не меньше, чем тогда. В дореволюционных детских приютах для девочек воспитанницы, помимо крова и пропитания, получали еще и неплохое образование. Грамоте и наукам они обучались по программе народных училищ и получали навыки шитья и рукоделия. Благодаря этому девицы сами себе изготавливали чулки, постельное белье и платье. Для получения дальнейшего образования их переводили в школу харьковского Благотворительного общества, где они и находились до 17 лет. В 1900 году в Харькове насчитывалось более 80-ти благотворительных учреждений различной направленности. В Харьковской губернии – 122.

    Каждый дворянин считал своим долгом жертвовать силы и средства на добрые дела, считая это нормой своей жизни и передавая это особое мироощущение любви и милосердия своим потомкам. Ярким примером этому служит жизнеописание великого святого современности– святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского Чудотворца, одним из самых значительных дел которого в Китае было учреждение детского приюта во имя свт. Тихона Задонского. Беспризорные дети – это было первое, что поразило владыку Иоанна по приезду в Шанхай и он принялся собирать брошенных малюток, вытаскивая их порой даже из мусорных баков. Святитель не только давал им питание и кров, но и крестил китайских детей, а также внимательно следил за их воспитанием в православной вере. Часть воспитанников этого приюта последовали за своим архипастырем в Америку, и сегодня многие из них свидетельствуют о святости этого великого подвижника.Но сам будущий святитель Иоанн навыкал в делах милосердия непосредственно в нашем городе, где его бабушка по материнской линии была сопредседателем в обществе призрения бесприютных мало-летних сирот и в Харьковском благотворительном обществе. А ее супруг, Михаил Михайлович Севастьянович, действительный статский советник, был врачебным инспектором в Харькове, доктором медицины и попечителем общества сестер милосердия. Добровольный уход за ранеными как общественное движение сестер милосердия зарождается во время Крымской войны 1854-1856 гг. Подготовкой девушек для этого служения стали заниматься различные организации, в первую очередь – так называемые сестринские общины. Это были светские по духу и благотворительные по сути объединения. В Харькове общину сестер милосердия учредили в 1872 году. С наступлением турецкой войны многие харьковчанки пожелали стать под знамя «Красного Креста» и ухаживать за больными и ранеными. Подготовкой сестер милосердия решило заняться Харьковское медицинское общество, одним из соучредителей которого и был дедушка святителя Иоанна. Занятия проходили в лечебнице общества, Александровской больнице и в университетских хирургических клиниках. Благотворителями в Харькове были не только представители дворянского сословия. Это было нормой для всех слоев тогдашнего общества. Ярким примером этому может послужить деятельность известного слобожанского промышленника Павла Рыжова. Его горячую веру в Бога связывают с чудесным исцелением, незрячей дочери во время одного из приездов в наш город святого Иоанна Крондштатского. Это событие так впечатлило предпринимателя, что он решает отблагодарить Бога особым служением – литьем колоколов. Сейчас в Харьковском епархиальном музее хранится колокол, отлитый на этом заводе. Самым известным продуктом, прославившим не только завод Рыжова, но и Харьков-скую губернию на всю Империю был гигантский шестнадцатитонный колокол, изготовленный специально для
Успенского собора. Это чудо литейного дела, диаметром около трех метров, устанавливали на первом ярусе колокольни при большом стечении народа 29 сентября 1863 года. Другой колокол, прославивший Харьков, братья Рыжовы изготовили в 1890-м году из чистого серебра в память о чудесном спасении царской семьи под Борками. Катастрофа императорского поезда произошла всего двумя годами ранее – в 1888 году и сильно повлияла на развитие нашего региона. Было открыто Коммерческое училище имени Александра III (сейчас в его здании размещается Национальная Юридическая Академия им. Ярослава Мудрого), создано несколько благотворительных организаций, учреждены стипендии, улучшено материальное обеспечение университетских клиник. На месте крушения Царского поезда, в память о чудесном спасении
Венценосной Семьи, был построен величественный храм (освящен в 1894) и прихрамовые помещения, впоследствии заселенные монахами Святогорской пустыни. Официально это место стало называться Спасов скит, однако в народе его прозвали «второе Дивеево». Отлитие колокола на заводе Рыжова было самым первым актом увековечивания памяти этой катастрофы в нашем городе. Материал для колокола собирали всем миром. Историк Артем Левченко писал, что «тысячи харьковчан, спеша внести свою лепту в создание необыкновенного колокола, несли в храмы фамильное серебро, украшения и трудовые серебряные копейки». Объем пожертвований превзошел все ожидания: всего за месяц набралось серебра не на 10-ти пудовый, как планировалось изначально, а 20-ти пудовый колокол, который водрузили на колокольню Благовещенской церкви. Вот так харьковчане могли реагировать на значимые события своего города. Разные сословия – богатые и бедные собирались, чтобы откликнуться на чужую боль. Способны ли мы, их потомки деятельно проявлять свою любовь к ближнему, чтобы наши дети могли когда-нибудь сказать: «будьте милосердны, ведь наши родители были такими!»
Александра Драчева