ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО ВИДЕВШЕ!

«Покровский вестник» № 4, апрель 2017

Ольга Княженко.

Пасха 2003-го года. Закрываю глаза и вспоминаю то невероятное чудо, которое произошло со мной на ПАСХАЛЬНОЙ службе в  старом, маленьком храмике в честь Покрова Пресвятой Богородицы , поселка Н., что при  железнодорожной станции.

                Попала  как-то я в большую беду.  А дело было так:  в 2002-м заканчивался у меня декретный отпуск и я изо всех сил пыталась найти работу. Сначала искала по специальности с помощью объявлений, через районный Центр занятости,  спрашивала у знакомых. Но все мои попытки успехом не увенчались. Юрист  с пятилетним разрывом трудового стажа – это практически временная дисквалификация. Да еще и ребенок малолетний на руках. Кому нужен такой работник. Тем более, что рынок труда переполнен прекрасными специалистами в  хорошей рабочей форме и без «прицепа». Тогда я решила найти уже хоть какую-нибудь работу лишь бы прервать этот замкнутый круг. А там уже,  куда кривая выведет.  И вскоре подвернулся подходящий случай. Бежала я как-то я  по городу и встретила свою бывшую одногруппницу по институту. Она тоже меня сразу приметила:

— Кого я ви-ижу!  Олька, ты?

-А кто же еще.  Лидусик! Хорошо выглядишь. Где ты, как ты?

— Прекрасно! У меня своя фирма. Я и директор, и учредитель, и распорядитель, и вообще.

— Молодчина, я за тебя рада. А я сейчас в полной  ж…  Ни  работы, ни личной жизни.

— Так давай ко мне на фирму. Мне как раз менеджеры нужны.

— А что? Я даже могу к тебе по договору через ЦЗ. Они сейчас продвигают программу по трудоустройству – заключают с фирмами договора согласно которым  человек трудоустраивается и получает зарплату а, ЦЗ возмещает этой фирме  «прожиточный минимум». Какие ни есть, а денежки. Вот такая схема. Так что,..  давай замутим этот процесс?

— Вообще шоколадно. Давай. Приходи с понедельника, порешаем вопросы. А сейчас я побежала. У меня сейчас встреча с новым поставщиком.

— Прекрасно… Слушай,  а чем  хоть фирма твоя занимается?

— Ха-а-хаха! Фирма веников не вяжет, фирма делает гробы.

— Эм-м-м.. Ну ладно, гробы так гробы… Какая тут  уже разница.

Вернулась домой в отличном настроении.

— Девченки, я  работу нашла  ме-не-дже-ром! Это вам не шухры-мухры какие-нибудь. В центре города, в шикарном офисе, и я тут  вся такая  деловая  выписываю на своих каблуках…  Алёу…., чем  могу быть вам полезна..?  Гроб лакированный на колёсиках  цвета фламинго? Конечно имеется. Оставьте свои координаты, пришлите предоплату и мы упакуем вас в лу-у-чшем виде!        

Ну что вы уставились?  Маму впервые увидели? Татусик, ставь тарелочки на стол, обедать сейчас будем. А ты, Наталья, доставай из «архива» мои деловые костюмы, вывешивай на мороз. Нафталинище наверное еще то. Пусть проветрятся…

     Не мо-ожет этого быть! Долгожданный понедельник наконец –то настал. Поднимаюсь на пятый этаж огромного здания в самом центре города. Раньше это был какой-то институт  «ПРОМШРОМШАХТШМАХТПРОЕКТ», который после развала Союза резко сократил свою деятельность и штат сотрудников, а огромные площади  раздербанил на мелкие кусочки и стал сдавать в аренду, чтобы как-то протянуть.

— А-ага, 5-й этаж, офис 511. Это здесь. Тук-тук. Разрешите войти..?

— Да, конечно. Здравствуй, Ольга, заходи присаживайся. Значит так. Работать будешь менеджером в офисе. Рабочий день начинается в 8.00. График насыщенный. У нас сетевая кампания. Торгуем отличной продукцией. Это биодобавки растительного происхождения, минералы, витамины, биологически активные жидкости. Тебе необходимо …

В уме промелькнула сомнительная мысль — Чё-то я как-то иначе представляла себе этот шикарный офис.. А тут.. темные плотные портьеры на окнах, задрыпанная мебель времён  октябрьской революции.. И при чем тут, скажите пожалуйста,  портрет Иосифа Виссарионовича на стене над креслом  директора, можно узнать? Что, с тех еще времен снять ненароком забыли? И этот запах.. сладкий, приторный, словно конфетки  «козьи  наки» нажарили и поставили остывать в кабинете. Блин! Куда я попала?

— Тебе все понятно?

— Отчасти..

— Ничего, по ходу разберешься…

(Думаю себе : — тут просто так не разберешься.)

Ты у нас девушка сообразительная . Пойдем, проведу тебя, покажу, где будет твое рабочее место.

Мое рабочее место оказалось в узеньком кабинете,  за столом у самого окна. Рядом еще два менеджера —  Ирина, невысокая, улыбающаяся женщина с аккуратной стрижкой  и Алена – смугленькая, стройная девушка в черном брючном костюме.  А вот и наша звезда! Елена Владимировна – старший менеджер, твой непосредственный начальник. Передаю эстафету ей, а  я умчалась на базу.

— Вот Вам, Ольга Ивановна,  литература, можете ознакомиться. Осваивайтесь пока что. А после обеда я подойду и мы с Вами определим фронт работы на ближайшее время.

— Оккей.

Звезда менеджеров всех времен и народов элегантно скрылась за дверью, а я решила для начала проверить, что за хлам застрял в рабочем столе от предыдущего менеджера, протереть  ящики и столешницу потому, что никак не могла избавиться от непонятного ощущения какой-то нечистоты, прилипшей  к моим рукам и ко всем поверхностям этого офиса..

— Простите, а это что за чертовщина!?

— Это не чертовщина. Дайте сюда. Это книжка Розалии Алексеевны. Раньше это было ее рабочее место, а сейчас она у нас на повышении, специализируется по работе со структурой.

— А что,  эта Ваша «Козалия» Алексеевна  в свободное от работы время изучает технику полетов на метле?

— Ха-хаха! А Вы, оказывается, Ольга Ивановна,  шутница.

— Да… я вижу вы тут со мной скоро обхохочетесь. (Нужно будет хоть святой водой побрызгать стол, а то, не ровён час еще рога вырастут в каком-нибудь месте после всех  этих «Розалий-Козалий»..)

Много интересного узнала я будучи менеджером сетевой кампании, работающей с биодобавками. Познакомилась с замечательными людьми. Это были и доктора, которые регулярно приходили читать лекции об уникальной пользе трав, входящих в состав биодобавок; и дистрибьюторы, которые своим упорным трудом создавали мощные команды, подружились друг с другом, чтобы помочь выжить себе и другим людям в этом непростом мире; и менеджеры кампании, которые по неизвестной причине не задерживались на рабочем месте больше трех-четырех месяцев… почему-то… в отличие от меня.  У меня ведь контракт на год с Центром занятости…

— Слушай, Лид! А что если мы замутим программу привлечения дистрибьюторов в нашу сеть через областной Центр Занятости!?

— Областно-ой?

— Ну да. А чё мелочиться. Они же там день и ночь думают: «Куда бы нам трудоустроить  своих безработных..?»  А тут мы. Раз! – программу по всем районам с проведением семинаров, лекций и тренингов с готовым Бизнес-планом. Все довольны, все смеются. Только чур, всех новеньких я забираю в свою сеть. Ты же помнишь, обещала, что можно строить свою команду?

— Да-да. А ты соображаешь, что куда пихать и какую дверь в этом твоем ЦЗ открывать?

— А что там соображать? Все просто. Рисуешь «механизм правового действия», ну, помнишь, когда  новый закон берешь  изучать.  Расписываешь  все,  раскладываешь  по полочкам… «Сварила» и вперед. Помнишь, нас в институте учили?

— Если честно, я такого что-то не припоминаю.. но если ты в этом рубишь, то давай.

Никогда не подозревала, что работа в сетевой кампании может быть настолько увлекательной. Я буквально взахлеб поглощала новую информацию, цвела и пахла, увлеченная новыми профессиональными возможностями. Тут тебе  и бзнес, и медицина,  а тут еще объявили, что в конце недели всем сотрудниками необходимо будет посетить семинар для сетевиков  в программе которого  выступление специалистов из Юридической Академии по нашей теме. Ой, держите меня! Коллеги расскажут на какой правовой базе зиждится эта махина.. Ну вообще! Ради такого можно и запахи из козьих какашек понюхать.

 Я ходила абсолютно счастливая. Наконец-то нашлось подходящее поле для моей бурной деятельности. Нет, все-таки  Лидос  молодчина.  И за семьей смотрит. Дома муж и двое детей, и  фирмой заправляет…  А  какже..? На последнем курсе института, прямо  перед  ГОСами  ребята говорили, что у Лиды обнаружили рак и перспективы  были  самые печальные. Значит справилась. Может БАДы помогли..? Вернулся человек к активной, полнокровной жизни. А еще и в Киев на учебу время от времени ездит. Наверное к юридическому образованию хочет еще экономическое добавить.. Так а что, в Харькове нет экономических ВУЗов? Может тренинг какой-то модный, заграничный…

Тренинг оказался действительно очень модный. Как выяснилось со временем, Лида ездила в Киев для изучения какой-то «древней науки», связанной с очищением своего сознания, открытием чакр, каких-то энергий кундалини и прочией дребидени. Меня это серьезно настораживало. Как православный , среднестатистический человек я понимала, что все эти кундалини до добра довести не могут просто по определению. И, будучи «новичком» в плане изучения христианства, я еще не понимала, как опасно даже рядом находиться в такой среде. Типа, я же не такая, и слава Богу. Я вон, в церковь каждое воскресенье хожу. Книжки начала читать святоотеческие. На прошлой неделе дочитала первый том ДОБРОТОЛЮБИЯ из храмовой библиотеки. Вот это и я понимаю — Наука. Не то, что эти ваши «кундалини» с фантазиями «тетушки Козалии…»

Настал  долгожданный день, на который было назначено проведение совместного с ЦЗ Семинара. Все продвигалось хорошо. И люди стали сходиться, и специалисты от медицины подтянулись. Даже погода на дворе теплая-притеплая, весенняя.. Все хорошо не считая того, что за 20 минут до начала семинара «Звезда всех менеджеров», которая по повестке дня должна была начать мероприятие,   исчезла в неизвестном направлении, оказавшись в зоне полной недосяжности никаким способом. Я подумала.., наверное ее неожиданно  поглотил какой-нибудь ФЕН-ШУЙ. Ну да ладно, придется надеяться на Господа и брать личным обаянием…

Семинар на тему «Программа развития частного бизнеса в сотрудничестве с сетевыми кампаниями»  прошел «на ура». Вдохновленная таким   неожиданным успехом, я бы даже сказала не плановым.,  наша директриса решила и себе провести семинар по теме ее диплома. Наприглашала народу…. Всех сотрудников с семьями, главных дистрибьюторов, докторов..  Я на радостях привела свою старшую дочь Наташу. Небольшой актовый зал на третьем этаже «ПРОМШРОМШАХТШМАХТПРОЕКТа» оказался забитым до отказа. Лидия Валерьевна вся сияющая начала свое выступление. Вступительное слово оказалось достаточно интересным. Потом она раздала всем тоненькие тетрадки в клеточку и предложила дальше конспектировать. Начали что-то писать. На фразе «Вы все боги и богини..» меня застопорило. Рука отказалась писать  такое утверждение, а мое внутреннее «я» заартачилось, абсолютно не согласное с предложенной формулировкой. Я незаметно положила ручку и настороженно стала наблюдать за дальнейшим развитием процесса…

— Наш семинар подошел к концу. Так совпало, что у моей старшей дочери, Валентины сегодня день рождения. Валенька, покажись.. Да.., вот. Я попрошу всех вас, не вставая со своих мест взяться за руки, закрыть глаза и представить тот цветочек, который вы хотели бы подарить моей  дочери. Представили?.. теперь мысленно передайте его Валюше!

Передали. Красиво.., я бы даже сказала романтично…

Домой  с Наташей ехали в состоянии неестественного внутреннего подъема. Энергия, казалось не помещается внутри. В общем, «искры из глаз, пар из ноздрей». Так продолжалось еще какое-то время, пока как-то раз ночью я вернулась в сознание, продолжая при этом спать от странного ощущения. Меня кто-то звал. «Оля, Оля, помоги! Мой номер девять. Помоги, мой номер девять. И я бегаю по кабинетам, ищу этот номер девять.. Распахиваю очередную дверь, а там на черном, кожаном диване сидит, откинувшись на спинку сидит  моя директриса, типа ей плохо. В деловом черном костюме, белоснежной рубахе, а сама похожа на покойника уже вздувшегося от жары или еще чего-то.. При этом некое подобие человеческой формы удерживается  только кожей, образуя собой мешок с нечистотами.

— А э-это что еще за чудище лесное!?

Тем не менее я  подхожу к ней и начинаю приводить в чувства…

— Стоп!

Я вскочила с кровати в холодном поту. Половина пятого утра. Ни-ка-кой это не сон! Так вот оно что!?  – доехало наконец-то до жирафа. Подожди ка, номер девять! Получишь ты сейчас очень скорую помощь!

На одном дыхании я зажгла бабушкину лампадку, открыла молитвослов, бухнулась на колени и неистово начала читать МОЛИТВУ :

— … Милосердный Господи! Ты некогда устами служителя Моисея, Иисуса, сына Навина, задерживал целый день движение  Солнца и Луны, доколе народ Израильский мстил врагам своим… Ты некогда устами пророка Иезекииля затворил бездны, останавливал реки, задерживал воды… Так и ныне разруши злые хотения и требования всех осуждающих меня, загради уста и сердца всех клевещущих, злобствующих и рыкающих на меня …

Слезы катились градом, вся моя сущность взывала ко Спасителю о помощи. Словно пелена упала с моих глаз и в один миг  до меня дошло, куда я вляпалась, как страшно я согрешила перед Господом  даже одним только присутствием  на этой фирме, не говоря уже об остальном…  Еще и ребенка с собой прихватила, бараниха! С этого момента я решила во что бы то ни стало уволиться оттуда. Но не так то просто,  у меня ведь контракт…

     Рабочий день  никуда не денешь. Я, как ни в чем ни бывало, стояла у шкафа, расставляя флаконы с БАЖами. Часов в одиннадцать дверь распахнулась и  в кабинет влетела директриса. Не помню точно, что она кричала… Ругала меня вдоль и поперек, обвиняя в чем ни попадя. Я молчала как рыба, внутренне понимая, чем вызвано такое поведение и, на тот момент не то что испугалась, я даже обрадовалась, что молитва возымела такие последствия. НО, как потом оказалось, обрадовалась я несколько преждевременно.

С этого момента наши взаимоотношения резко испортились. Сотрудники да и постоянные клиенты недоумевали, что между нами произошло. Я попросила уволить меня по собственному желанию, но получила отказ, типа из-за того, что еще не истек срок моего контракта. Попала, так попала! Вот тебе и шикарный офис… В полированном гробу цвета фламинго я его видала! Нужно срочно делать ноги отсюда пока жива. Но не тут то было…

Как то вечером, в конце рабочего дня «Звезда менеджеров» попросила меня сменить мое рабочее место и занять стол у самой двери. Он был расположен так, что спиной я сидела к двери, а лицом к окну. Мне это не понравилось, но я не подала вида, молча перебравшись на указанное место время от времени поглядывая на часы. 16.30. Я упорядочила документы и папки на новом рабочем месте, расставила письменные приборы непрерывно размышляя над последними событиями. Вдруг в ушах что-то зазвенело и  у меня резко закружилась голова. В глазах потемнело и мне затошнило. Этого еще не хватало! Я с трудом  дописала заказ на Полтаву, снова посмотрела на часы. Они показывали 16.30.

— Что за фокусы!?

Непроизвольно вырвалось у меня. Моя непосредственная начальница и старая дистрибьюторша захихикали и заговорщицки переглянулись между собой.

— Батарейка наверное закончилась.. и не только у часов.

Через какое-то время часы снова пошли, как ни в чем не бывало, чего нельзя было сказать обо мне. Вскоре мы договорились с Лидией Валерьевной  о том, что на работу я больше ходить не буду, зарплату за оставшиеся пару месяцев будем делить пополам. Я была бесконечно рада, что вырвалась оттуда, однако радость моя снова была преждевременной.

Осень подходила к концу. Все чаще срывался дождь и ветер обносил с деревьев  последние листья. Состояние моего здоровья резко ухудшилось, при  чем по всему было видно, что ухудшение еще только набирает ход. Складывалось впечатление, что в 16.30 того дня, когда я пересела за стол у двери из воздушного шара, хранившего мои жизненные силы кто-то неведомый выдернул маленькую пробку и в эту дыру, словно вода из сосуда вытекало здоровье. Мое лицо стало серым, взгляд помутнел, память рассеялась, я стала таять на глазах. Интуитивно я понимала,  что это дело рук маститой ведьмы под номером девять. А еще откуда-то внутри оказалось понимание того, что я получаю по грехам, поэтому необходимо  терпеть и ждать при этом изо всех сил уцепиться за ризу Христову и непрерывно молить о помиловании.

— Оля, ты что не видишь, как таешь на глазах!? Уже соседи останавливают на улице и говорят,  срочно везите Олю к хорошей бабке. Поехали, подумай о детях.

— Нет-нет, спасибо! У «хорошей бабки» я уже побывала.  Только от нее. Вон, своих у же через раз узнаю. Ну и нарвалась же я на ведьмищу! Присосалась, кровопийца, ты смотри – ей даже расстояние ни по чем. Временами  бегу по улице, чувствую, как будто  хобот на голову опускается и давай вампирить. Картинку в глазах невозможно собрать в кучу, так и дребезжит все внутри. Жри, собака, чтоб ты поперхнулась! Ну ничего-о-о, потерпим. Господь все равно сильнее! Эта спасительная мысль была той тоненькой, но надежной ниточкой, которая удерживала меня на плаву.  К моим проблемам со здоровьем прибавились еще и конкретные материальные  трудности. Двоих детей нужно чем-то  регулярно кормить, оплачивать учебу в техникуме старшей, платить за садик младшей.. Считали каждую копейку. Об официальном трудоустройстве я даже не помышляла. В таком состоянии мне и метлу в руки никто не доверит. Но и сидеть дома, зацикливаться на прогрессирующем ухудшении  тоже нельзя. Безусловно, каждые субботу-воскресенье  мы с детьми ходили в храм, с трудом, но вычитывали молитвенные правила. По мере сил я старалась читать псалтирь , периодически исповедовалась и причащалась. По выходным – в храм, а среди недели что? Проведешь утром детей кого куда, остаешься дома одна и, хочешь-не хочешь приходят самые печальные мысли. Конечно так не годится. Эдак можно и в дурку сыграть. Срочно нужно чем-то заняться. Господи, Царица Небесная, смилуйтесь!

Не помню уже, каким образом я узнала о тренингах, которые начали проводиться в Союзе предпринимателей. Скорее всего через тот же ЦЗ. Предлагалась бесплатная, очень даже интересная программа, ежедневные занятия в вечернее время. Во.., то что нужно. Не ва-аажно, что стала похожа на «старуху Изергиль». Начистим оставшиеся перья и вперед.

Я с трудом воспринимала содержание лекций и мастер-классы, но  все подробно конспектировала в надежде, что мое подсознание автоматически запомнит то, что ему нужно и, одновременно отвлечется от осознания  процесса собственного угасания. Так мало-по-малу прошла зима. В добавок ко всем моим несчастьям  в конце марта я еще и застудилась. Будучи не в силах ухаживать даже за собой,  мне с детьми пришлось временно перебраться к маме. Она продолжала сверлить:

— посмотри на кого ты уже стала похожа, кожа да кости, что ты себе думаешь? Опомнись!

— Кости же есть, вот и хорошо. Будет угодно Богу, мясо наростет.

— Наростет, как же! Не видишь, тебе пороблено. Срочно одроблять нужно, пока не померла. Ты же уже по комнате еле ползаешь!

— Нет, дорогая! Этот род изгоняется постом и молитвой. Постом и молитвой.

К счастью настало время Великого поста. Прекрасно, усугубим процесс. Господи, укрепи!

Что ты делаешь? Совсем ума лишилась! Съежь  хоть одну котлету, болящим можно..

— Это, мамочка, смотря каким болящим. Таким, как я не положено. Постом и молитвой!

Великий пост приближался к концу. Божьей милостью простуда моя прошла, но общее состояние продолжало «ужудшаться». В зеркало  на себя  без слез, практически  уже невозможно было смотреть. Глаза провалились куда-то глубоко-глубоко и выглядывали . как из окопа. Кожа на лице обвисла, стала морщинистая и приобрела нездоровый, серый оттенок. Складывалось впечатление, что на череп, обтянутый кожей надели парик, а поверх прикутали косыночкой. Красапеточка еще та. Одежда висела на плечах, как на вешалке. Но самое ужасное – это выражение лица. Отсутствие интеллекта отображалось на нем так отчетливо, что становилось даже неловко. Удивительно, но при всем при этом Господь давал какие-то силы шутить, передвигаться, мыслить. И эти мысли упорно талдычили: «А Господь все равно сильнее.. постом и молитвой, постом и молитвой. Так его!»

Приближался к концу Великий пост. Страстная седмица далась мне практически из последних сил. Однако не смотря на физическую немощь  упорство, с которым я уповала  на Господа и даже какая-то дерзость  давали мне надежу на спасение.  Особым днем стала для меня тогда СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА. Я словно прилипла ко Христу и, казалось вместе с ним умирала, страдала и снисходила во ад…

Настала тишина  Великой Субботы. На сколько хватило сил прибрали в доме, во дворе… Наташа  убежала в храм часов в шесть вечера читать Апостола по графику учащихся Воскресной школы.  А  младшую Танюшку  я с вечера отвела бабушке. Потом приготовила корзинку с куличем и тремя крашенными луковой шелухой яйцами  и прилегла отдохнуть, собирая силы  в твердом намерении не к «шапошному разбору», как это было всегда, а , впервые в своей жизни, к одиннадцати вечера  уже стоять в храме, молиться, ожидая прихода СВЕТЛОГО ХРИСТОВА ВОСКРЕСЕНИЯ.

22.00. Пора выходить. Пока доплетусь! Весь поселок спал. Редкие прихожане шли навстречу , направляясь в местный приход. А я шла в обратном направлении, через железнодорожное полотно, мимо троллейбусного круга в тот маленький храмик, где я впервые попала на частную исповедь, начала пользоваться книгами из храмовой библиотеки, стала посещать Воскресную школу для взрослых, имела возможность задавать священнику вопросы, касающиеся духовной жизни и получать от него адекватные ответы и наставления. Именно там, к сорока годам моей хаотической жизни  сформировалось у меня некое общее представление о  Православной Церкви, о Её Главе – Иисусе Христе и о моем собственном христианском  месте в этом непростом , уникальном, живом организме. ..

Как могла, я спешила по темным улочкам туда, где вот-вот должно  свершиться  великое чудо – ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО!

 Занятая такими размышлениями, я «добежала» до  сквера, отделяющего меня от церкви. Ну надо же! Ни тебе звездочки, ни тебе фонарика… Темень тьмущая, хоть глаз выколи! Даже жутковато как то стало…  Я приостановилась, слегка растерявшись. Страшно однако. Последние лучики фонарей от ж/д станции плавно потухали у меня за спиной, а впереди  прям какая-то черная дыра… Ну дыра и дыра. Финишная прямая! До храма осталось каких ни будь метров 700-800. Негоже православной христианке дыры какой-то бояться! Со мною Бог, Царица Небесная, все Ангелы-Архангелы и все-при все святые!

Подбодрив себя таким образом и несколько пристыдив за эдакое маловерие я шагнула на асфальтовую дорожку, ведущую сквозь кромешную тьму к заветной цели. Чего тут бояться? Знакомая местность..  Под ногами асфальт, слева деревья в несколько рядов,  справа  небольшие участочки под клумбы, разделенные между собой узенькими дорожками, ведущими к подъездам длиннющего двухэтажного дома. Что не ясно? – Не ясно… откуда, откуда-то из под двери очередного подъезда выбежала  здоровенная собака, словно цербер выскрчил из преисподни и рванулся на встречу мне.. ее абсолютно не было  видно, но зато весьма отчетливо слышно и она молниеносно,  приближалась !  С первым звуком жуткого собачьего лая мое сердце ёкнуло так, что едва не выскочило из груди. Волосы стали дыбом, приподняв праздничный шарфик. Кровь прильнула в голову  и стала стучать по вискам. По коже покатились мурашки размером с грецкий орех. В какие то доли секунды животный страх с такой силой встряхнул  все мое существо, что я возмутилась на саму себя и снова пристыдила:

— Не гоже православной христианке пугаться всяких там собак, понимаешь ли. Господи,  помоги!!!! В ту же секунду, когда моё сознание взорвалось криком ко Господу о помощи, бешеная собака  уже практически была  возле меня. И в это самое мгновение вдруг громко взвыла, будто ее кто обухом перетянул по ребрам. Продолжая жалобно скулить, она резко развернулась  на 180 градусов и поковыляла обратно. Я так и не останавливаясь, удивленная, что это сейчас со мной такое произошло..? шла сквозь непроглядную тьму к заветной цели.

Дошла. Какое счастье! Наскребла мелочи на тоненькую свечку, прошмыгнула в укромное местечко между панихидным столом и распятием, поставила корзинку и,.. притихла.

Народу в храме довольно  много. Постоянные прихожане заняли места по периметру, где меньше возни. А самые «крутые христиане», которые приходят в храм на Пасху, Троицу и Рождество – создали оживленное движение по середине расталкивая народ локтями, устанавливая  метровые свечи на подсвечниках, окончательно зацеловав  яркой помадой  Спасителя на центральном аналое.

….В храме потушили свет и всё вокруг постепенно затихло. Снова темнота.. Но уже совсем не такая, как полчаса тому назад в сквере….Мои веки медленно  сомкнулись.. душа сама собой спустилась в «клеть собственного сознания» и захлопнула за собой дверцу изнутри. Какая бесконечная, спокойная тишина! Как детская колыбель она покрыла последние обрывки каких-то хаотических мыслей, тревожных ощущений,.. окутала такой трогательной нежностью, которую без слез невозможно пережить… Что это? Душа опустилась до  глубочайшей точки покоя…

— В руци Твои, Господи, предаю дух мой.., сейчас бы мне тут и умереть за счастье…

-… Вос-кре-се-ни-е  Твое  Христе  Спа-асе…

— Стало едва слышно в этой безбрежной пустыне утешения..

— Ангелы  пою-ут на небесех..

Постепенно, не понятно откуда нарастало стройное пение

— И нас на земли сподо-о-би

Стало звенеть уже изнутри

— Чистым сердцем Тебе-е-е  сла-ви-ти!

В этот момент в моем уставшем, изнуренном сердце, в уме, во всем моем существе что-то вдруг переменилось: как будто солнце стало всходить из глубины океана, показывая свои первые, пронзительные лучи.. Оно всходило медленно, не торопясь, но я точно знала, что  никто и ничто в мире не в силах остановить это ВОСХОЖДЕНИЕ!

 Когда мои глаза открылись,  я стояла там же, возле небольшого деревянного  Распятия… но место на Кресте было пустым…, а храм был залит каким-то неземным светом. Даже, казалось, стены, пол, потолок куда-то растворились… Потом целая река свечей, хоругвей, кадил всколыхнулась и плавно поплыла к выходу.., вокруг храма…

— Воскресение Твое Христе Спа-асе, Ангелы пою-ут на небесе-ех, и нас на земли сподо-о-би чистым сердцем Тебе-е-е  сла-ви-ти..   ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!!

Взорвалось на всю вселенную,

— ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ!!!

Эхом отозвалось отовсюду..

Радость Воскресения захлестнула сердца, глаза, лица с помадой, без помады… Сравняла, смешала, объединила в одном дыхании ЦЕРКВИ – этого могучего Тела Христова..

— ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!

-Воистину, воистину Воскресе! Я это почувствовала, пережила в своем сердце. Никаких сомнений, -воистину Воскресе!

Продолжало звенеть внутри, когда я возвращалась домой по шпалам.. снаружи – все еще такая же серая и худющая, но внутри….  Внутри шкала, по которой кардиограмма моего угасания наконец торкнулась было самого дна, неожиданно диаметрально противоположно изменила свое направление и так же медленно, но уверенно двинулась вверх. Словно  гора спала с плеч. Струи свежего воздуха развевали пряди волос, выбившихся из-под белоснежного шарфика, птицы летели следом, словно соревнуясь между собой и стараясь друг друга перещебетать. А солнце… невероятно! Оно буквально играло, переливая всеми цветами радуги выплескивая в небо волны радости и веселья.    Свершилось!   Не в состоянии удерживать внутри чувства, переполняющие «пределы человеческие» я шла  домой, распевая вслух тропарь Пасхи:

— Воскресение Христово видевше, поклонимся святому Господу Иису-усу…Единому , Безгрешному  Кресту Твоему поклоняемся, Христе и Святое Воскресение Твое поем и славим, Ты бо еси Бог наш. Разве Тебе иного не знаем, Имя Твое именуем, Приидите вси вернии, поклонимся Святому Христову Воскресению.. Се бо приидет Христом радость всему ми-иру… Всегда благословяще Господа! Поем Воскресение Его. Распятие бо претерпев, смертию смерть разрушив!