Соловки –Петербург – Валаам

thumbnail of 2011-08
ПВ № 08(41) 08-2011.pdf Ксения Орлова

По Божиему благословению и при помощи паломнического отдела нашего Свято-Покровского мужского монастыря летом этого года состоялась поездка по маршруту Соловки – Санкт- Петербург – Валаам. Чудесное путешествие, насыщенное впечатлениями о святых местах, о красотах Божьего мира, которое для всех нас стало, без сомнения, новым этапом в нашей духовной жизни. потому что нельзя отнестись равнодушно к тому, что увидел и к чему немного прикоснулся. Наверно, по-разному эти места показались каждому из нас по силе произведенных впечатлений. Хочется рассказать об одном из самых сильных.
Соловки… Особое место в наших душах занимает это слово. Когда пытаешься себе представить, что же за ним скрывается, то первое, что приходит на ум – это монастырь и преподобные Зосима, Савватий и Герман. Большинство из нас читали о святых тружениках и молитвенниках Соловецких. Потом вспоминаешь – это далеко на севере, причем так далеко для нас, что добираться туда приблизительно столько же, сколько на Марс или Луну. Что это место есть, но «где-то там…». В общем-то, достаточно отдаленное имеешь представление о том месте, где подвизались святые угодники. А хочется, насколько возможно, приблизиться к тому, о чем только слышал и читал. Но на все милость Божия! По воле Господней довелось нам побывать на святых островах, и это был такой подарок, который не забудешь всю свою жизнь!


Невозможно передать словами то, что мы там увидели и прочувствовали. Мы воздухом не дышали – мы его пили, мы смотрели вокруг и не могли насмотреться. Мы пытались всей душой впитать ту благодать, которая там была в каждом храме, в каждом уголочке монастыря, в каждой травинке. Казалось, что мы попали в другой мир, в другое измерение. Ощущение нереальности происходящего с нами не оставляло нас ни на минуту. Мы увидели то, что могли увидеть только в кино: валуны в основании стены-крепости, такие огромные, что ты по сравнению с ними маленькая букашка, а монахи их как-то же сложили(!); непередаваемой, просто сказочной красоты Преображенский собор, суровый своими белыми внутренними стенами и таким иконостасом, что понимаешь – вот оно, Царство Небесное с угодниками и праведниками, а над нами Господь наш Иисус Христос, Царь Славы и Заступница наша Богородица; царские врата на таком фоне кажутся та- кими маленькими, что кажется, правда «узок путь», и не все «туда» смогут войти. Под резной сенью рядом с иконостасом находятся мощи преподобных святых Зосимы, Савватия и Германа, и кажется, что святые здесь, с нами, просто прилегли отдохнуть. Действительно «у-сопшие», то есть «у-снувшие». А природа! Вот она, любовь к творению Божию! Монахи сами живут в гармонии с окружающим их миром, бережно относясь к нему, и учат этому нас, современных потребителей благ цивилизации. Где еще можно сейчас попить воды просто из озера, у которого остановился на привал?
Но вызывает это место не только радость и успокоение душевное. Для Русской Православной Церкви Соловки стали новой Голгофой: эта земля обагрена кровью мучеников за православную веру. После октябрьского переворота 1917 года новая власть объявила войну Церкви, верующему народу и всему укладу русской жизни. Монастырь был закрыт. В 1923 году его превратили в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), а в 1937 году преобразовали в Соловецкую тюрьму особого назначения (СТОН), расформированную в 1939 году. На Соловки ссылали иерархов Русской Православной Церкви, монахов, священников, участников Белого движения, политических противников советской власти, представителей интеллигенции, раскулаченных крестьян. На Соловки могли быть сосланы люди просто за то, что служили панихиду по царской семье или потому, что «не там и не при тех» могли сказать: «Господи, помилуй»; ссылали женщин и детей.
Гора Секирная (остров Большой Соловецкий) стала первым пыточным полигоном «новой России». В двухэтажной Вознесенской церкви там были устроены карцеры. Содержали в карцере так: от стены до стены были укреплены жерди толщиною в руку. Наказанным арестантам на этих жердях велели сидеть (на ночь ложились на полу, но друг на друга, потому что переполнено). Высота жерди такова, что ногами до земли не доставали. Не так легко сохранить равновесие, весь день только и силится арестант – как бы удержаться.Если же свалится – надзиратели подскакивали и били его. Либо: выводили наружу к лестнице в 365 крутых ступеней (ее от собора к озеру монахи соорудили), привязывали человека по длине его к балану (бревну) для тяжести – и вдоль ступеней сталкивали*. На лестнице – ни единой площадки, и ступеньки настолько круты, что бревно с человеком на них не задерживалось, и до низа докатывалось просто кровавое месиво. А то ставили на ребристый валун, на котором тоже не устоишь. А летом – «на пеньки», это значит – голого под комаров. Но тогда за наказанным надо было следить, а если голого, да самого к дереву привязывали, то комары справлялись сами: через какое-то время человек сходил с ума, а затем умирал от потери крови. Еще – целые роты в снег клали за провинность. Еще – в приозерную топь загоняли человека по горло и держали так. И вот еще способ: запрягали лошадь в пустые оглобли, к оглоблям привязывали ноги виновного, на лошадь садился охранник и гнал ее по лесной вырубке, пока стоны и крики сзади не закончатся.
«Это впервые началось в Соловках, в Соловецком лагере особого назначения. Коммунисты «же- лезной рукой погнали человечество к « счастiю». И «счастiе» немедленно явилось человечеству массовыми расстрелами, тифозными Соловками, украинским голодомором, Колымой… Коммунизм создал государственную организацию – ЧК/ГПУ/НКВД, в которой большинство сотрудников были больными психопатами. Им вручили в управление российский народ. Началась невиданная трагедия, растянувшаяся на без малого семьдесят лет и приведшая к тяже- лейшей деградации всего населения России» (Юрий Серов. Оставьте первенство СЛОНу! «Соловки– энциклопедия». Торонто, 2008). «Опыт Соловков – «рациональное использование» материальных ценностей, был успешно повторен эсэсовцами в концлагере Освенцим через 20 лет. Его авторы, а точнее сказать «плагиаторы»,повешены по решению международного трибунала в Нюрнберге как военные преступники. Соловецкие «первопроходцы» похоронены на Красной площади в Москве, в мавзолее или у Кремлевской стены» (А. Клингер, «Соловецкая каторга. Записки бежавшего». Кн. «Архив русских революций»).
Когда ходишь по этой земле, даже в голове не может уложиться, как одно место может быть и таким светлым и таким страшным одновременно. Ведь безбожная власть специально устроила в храмах, скитах – святых местах для любого православного, – жуткие тюрьмы, бараки, карцеры, в которых мучила и истребляла людей. Советские власти решили сделать древнюю твердыню православия «монастырем наоборот», замыслив сломить в томящихся здесь людях достоинство и веру. Но, несмотря на нечеловеческие условия, власти добились прямо противоположного – даже вчерашние маловеры погибали во имя Христа, с тихой молитвой и прощением в сердце.
Через Соловки прошли около 80 000 заключенных, половина из них навсегда остались в соловецкой земле. Около 60 соловецких заключенных (архиереи, священнослужители, монахи и миряне) причислены к лику Святых Русской Православной Церкви.
После того как закрыли и расформировали лагерь и тюрьму, на Соловецких островах дислоцировался Учебный отряд Северного Флота. Выпускники Соловецкой школы юнг, 15-16 летние мальчишки, с честью защищали Родину в сражениях Великой Отечественной войны. Недалеко от обители установлен памятник юнгам, погибшим в войну. И вплоть до 1990 года на Соловках размещалась военно-морска часть Северного флота, продолжая традицию островов быть северным форпостом государства.
С 1990 года стала возрождаться Соловецкая обитель. Опять встали над островами знаменитые «Соловецкие кресты», знаменуя, как и раньше, победу Сына Божия над смертью. Великое множество крестов, установленных нашими предками, было уничтожено во времена СЛОНа (на смену им по глухим ме- стам узники концлагеря сколачивали новые кресты). Но есть на Соловках крест нерукотворный: будто бы в память о всех новомучениках и исповедниках Соловецких возле Голгофо-Распятского скита, прямо на месте массовых захоронений священников и монахов, расстрелянных или умерших в нечеловеческих условиях лагерной жизни, выросла береза в форме креста. Когда-то, в 1920-е годы, ставить кресты на безымянных могилах умученных и убиенных запрещалось, и тогда сама природа по воле Господа возвела это чудо.
Почти 20 лет назад началось восстановление монастыря, но даже еще не все завалы мусора расчищены – таковы произведенные разрушения. Медленно и постепенно идет восстановление обители и скитов в условиях приполярья, да и братия малочисленна: по сравнению с тысячей насельников в дореволюционное время, ныне 70, из них – 30 в монастыре, остальные трудятся на подворьях монастыря в других городах. Помогают им, конечно, и трудники, приезжающие потрудиться во славу Божию, и волонтеры, и наемные рабочие. Но основной труд монаха – молитва. И этот труд совершают они сами. Не передать словами те ощущения, которые испытываешь, стоя на службе в храмах монастыря. Здесь все – и строгость белых стен, потому что до росписи их еще сколько трудов, денег и времени нужно, и свет только от солнца полярного дня и свечей, и суровые голоса братии, поющей на службе. Казалось бы, все мрачно и сурово, но именно благодаря этой суровости и простоте возникает чувство полноты молитвы и «сердца имеем горе», устремляясь вверх душой и умом.
Если в 20-е годы минувшего столетия слово «Соловки» звучало зловеще и произносилось шепотом, то теперь сюда вернулись монашеское делание, радостный благовест и тихая молитва. Святые преподобные Зосима, Савватий, Герман и святые новомученики и исповедники Соловецкие, молите Бога о нас!
Православное христианство

%d такие блоггеры, как: