Сегодня — Радоница. Поминают родителей. Зачем это?

thumbnail of 2010-04
ПВ № 04(25) 04-2010.pdf Подготовил Сергей Смоляков

Во вторник второй седмицы по Пасхе, через день после Фоминой недели (Антипасхи) Православная Церковь установила поминовение усопших, первое после праздника Пасхи.
В этот день христиане как бы разделяют пасхальную радость о воскресении Спасителя с членами Церкви, уже оставившими этот мир. По свидетельству святителя Иоанна Златоуста (IV в.), этот праздник отмечался на христианских кладбищах уже в древности.
Этимологически слово «радоница» восходит к словам «род» и «радость», причем особое место Радоницы в годичном круге церковных праздников — сразу после Светлой пасхальной недели — как бы обязывает христиан не скорбеть и не сетовать по поводу смерти близких, а, наоборот, радоваться их рождению в другую жизнь -жизнь вечную. Победа над смертью, одержанная смертью и воскресением Христа, вытесняет печаль о временной разлуке с родными.


Именно на Радоницу существует обычай празднования Пасхи на могилах усопших, куда приносятся крашеные яйца и другие пасхальные яства, где совершается поминальная трапеза и часть приготовленного отдается нищей братии на помин души. Такое общение с усопшими, выраженное через простые бытовые действия, отражает веру в то, что они и после смерти не перестают быть членами Церкви Того Бога, Который «не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22, 32).
Распространившийся же в настоящее время обычай посещать кладбища в самый день Пасхи противоречит древнейшим установлениям Церкви: вплоть до девятого дня после Пасхи поминовение усопших никогда не совершается. Если человек умирает на Пасху, то его хоронят по особому пасхальному чину. Пасха — время особой и исключительной радости, праздник победы над смертью и над всякой скорбью и печалью.
«Не забывайте молитвы. Особо творите молитву об усопших. Каждый день и когда только можешь тверди про себя: «Господи, помилуй всех днесь пред Тобою представших».Ибо в каждый час и в каждое мгновение тысячи людей покидают жизнь свою на земле и души их становятся пред Господом, и сколь многие из них расстались с землей отъединенно, в грусти и тоске, никому неведомо. Никто не пожалеет о них и даже не знает о них вовсе: жили ли они или нет. И вот, может быть, с другого конца земли вознесется ко Господу за упокой такого человека и твоя молитва, хотя б ты и не знал его вовсе, а он — тебя. Сколь умилительно душе его, ставшей в страхе пред Господом, почувствовать в тот миг, что есть и за него молельщик, осталось на земле человеческое существо, его любящее. Да и Бог милостивее воззрит на тебя, ибо если ты столь пожалел умершего, то кольми паче пожалеет Он, безконечно более милосердный и любовный, чем ты. И простит усопшего тебя ради.
«Однажды, — рассказывает о себе святая мученица Перпетуя, — в темнице, во время общей молитвы, я нечаянно произнесла имя умершего моего брата Динократа. Вразумленная этой нечаянностью, начала я молиться. В следующую ночь было мне видение. Вижу я, будто из темного места выходит Динократ, мучимый жаждой, бледный, на лице его рана, с которой он умер. Между им и мною была глубокая пропасть, и мы не могли приблизиться друг к другу. А подле то места, где стоял Динократ, был полный водоем, которого край был выше, чем рост моего брата, и Динократ вытягивался, стараясь достать воды, и не мог. Тот час после этого я проснулась и познала, что брат мой в муках. Но, веруя, что молитва может помочь ему в страданиях, я все дни и ночи в темнице молилась о брате с воплем и рыданиями. В тот день было мне новое явление: место, которое прежде я видела темным, сделалось светлым, и Динократ, чистый лицом и в прекрасной одежде, наслаждался прохладой; край водоема теперь был вышиной не более как по пояс отроку, и он мог без труда доставать оттуда воду, И Динократ, подошедши, стал из нее пить. Тем видение и кончилось. Тогда я уразумела, он освобожден от наказания…»
Не верьте, православные, врагам нашей Церкви, которые и сами не молятся за умерших, глумятся и над другими при совершении этой молитвы. Ходите чаще в храм, по преимуществу назначенный для молитвы об усопших, и на кладбище молитесь за ваших покойников. Поступая так, вы будете творить дело любви угодное Богу, и доставлять облегчение душам братии и сестер ваших. Но при этом старайтесь, чтобы молитвы ваши на могилах не оставались бездуховного плода и для вас самих. А для этого, бывая на кладбищах, не ограничивайтесь воспоминанием только почивших в Бозе сродников и знаемых ваших, а вместе с тем воображайте всегда и собственный конец ваш. Выходя из города, представляйте себе, как этим же самым путем понесут и вас когда-то, и молитесь…»