С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ ВОЗМОЖНО ВСЕ !

«Покровский вестник» № 1-2, январь-февраль 2017

Материал подготовила Александра Драчева

КАК ЧАСТО ПРИ МАЛЕЙШИХ ТРУДНОСТЯХ МЫ ВПАДАЕМ В УНЫНИЕ… ОДНАКО ЕСТЬ ЛЮДИ,  КОТОРЫМ  ГОРАЗДО СЛОЖНЕЕ,  НО  ПРИ  ЭТОМ ОНИ НЕ ТОЛЬКО НЕ УНЫВАЮТ, НО СТАНОВЯТСЯ ПРИМЕРОМ  СТОЙКОСТИ,  СИЛЫ ДУХА И ОПТИМИЗМА.

В 2016 году исполнилось 1000 лет русского монашества на Святой Горе Афон. Празднование в Украине 1000летия Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне не обошлось без участия самых незащищенных людей нашего общества – тех, кто имеет тяжелые заболевания и первые группы инвалидности по зрению или является инвалидом с детства. Богородица через православных людей протянула Свою добрую руку и к этим мужественным Своим чадам. Шестеро слепых православных христиан из Украины, в том числе двое харьковчан, накануне международного дня слепых дерзнули совершить паломническую поездку на Афон.

В ходе пребывания на Святой Горе слепые христиане побывали в древнейшем скиту Ксилургу, где в начале 11 века святой Антоний Печерский получил благословение вслед за крещением Руси основать монашество на нашей земле. «Посланный Промыслом Божиим, он принес на Русь благословение Святой Горы, положил здесь начало совершенному иноческому житию и основал при дивных чудесах святую Печерскую Лавру» (Печерский Патерик, житие св. Антония Печерского).

Великой радостью для нас стала весть о том, что руководитель группы слепых паломников Владимир Николаевич Турский привез в дар этому скиту копию первообраза Озерянской иконы Божией Матери, и теперь перед образом нашей Слобожанской заступницы пятеро русских монахов на Афоне будут возносить молитвы и о нас с вами.

В день отъезда со Святой Горы – 12 ноября 2016 года – в Успенском монастыре украинские паломники получили в дар от настоятеля икону великомученика и целителя Пантелеимона, которая была передана одному из участников этого удивительного путешествия, главе Харьковской организации слепых – Игорю Шрамко. «Покровский вестник» предоставляет вашему вниманию интервью с этим замечательным человеком.

Игорь Александрович Шрамко был первым незрячим выпускником Харьковской духовной семинарии и получал диплом из рук приснопамятного владыки Никодима (Руснака). После окончания специализированной гимназии для слепых детей Игорь Шрамко получил два высших образования – богословское и юридическое. Сейчас он возглавляет Харьковскую общественную организацию незрячих юристов, а также помогает людям с недостатками зрения постигать основы православного вероучения. Так был выпущен альбом рельефных икон, дизайнером которого стала девушка на инвалидной коляске. Игорь Александрович рассказал о том, что отсутствие зрения вовсе не мешает заниматься социальным служением, участвовать в богослужениях и путешествовать. Осенью 2016 года состоялась паломническая поездка для незрячих из Украины на Святую Гору Афон, в которой приняли участие и двое харьковчан. Своими впечатлениями об этой поездке с нами и поделился Игорь Александрович.

 

…Я веду занятия в школе для слепых в Харькове (ул. Сумская, 55). Первая наша работа – рисунки из «Закона Божьего» Серафима Слободского для незрячих детей. Изначально эта школа строилась как церковноприходское училище, и внутри него находился храм Христа Спасителя, который был центральным местом всей образовательной деятельности (сейчас в этом помещении расположен актовый зал). Незрячие дети получали здесь опыт клиросного пения и регентского служения.

Я очень интересовался историей этого училища, и мне посчастливилось пообщаться с людьми, которые получали здесь знания еще до революции. Они помнили, как с утренней молитвы начинался день, как преподавался Закон Божий. Обязательной была и вечерняя молитва.

Училище содержалось за счет пожертвований, и основной сбор был в неделю о слепом, то есть в пятую седмицу по Пасхе.

В каждом храме были специальные пронумерованные кружки, где было написано «для слепых», то есть на содержание этого учебного заведения. Существовал попечительский совет, куда входили почетные граждане Харькова. В одно время председателем этого Совета был Л. Гиршман (1).

Возможно ли в нынешнее время возродить традицию таких кружек?

Теоретически возможно, почему нет. На это, в первую очередь, должно быть благословение правящего архиерея.На занятия в обществе слепых, которые я вел, стабильно ходило до десяти человек. Я не знаю, сколько людей хотят приобщиться к церковной культуре, но точно могу сказать, что есть потребность в молитвословах по Брайлю. Это вопрос, с которым люди довольно часто обращаются. Человек поразному приходит к Богу. Сегодня он в вопросах веры и разбираться не хочет, а завтра он уже без этого жить не может.

А как произошла Ваша встреча с Богом? Или Вы были верующим с детства?

Я воспитывался в такой семье. Моя покойная бабушка, царствие ей небесное, всегда ходила в церковь, и меня с собой брала. Поэтому я не могу сказать, что был какой-то переломный момент открытия, личная встреча с Богом. Это всегда было присуще моему мировоззрению, пониманию и восприятию. В школе наши воспитатели читали нам Библию. Алла Ивановна Кияшко, верующая женщина, по нашей просьбе всегда ходила с нами в Усекновенскую церковь – она ближе всего к располагалась к школе.

О каком периоде идет речь?

Середина девяностых. Сначала читали детскую Библию, потом – уже обычный текст, не адаптированный, и ходили в церковь. На Пасху всегда освящали куличи и, наверное, где-то с 1990 года к нам на Крещение всегда приходит отец Михаил (Скорик) с хором и совершает освящение воды. Можно сказать, что он духовный наставник нашего учебного заведения. Это уже незыблемая традиция, которой больше двух десятков лет.

Как Вы вернулись в эту школу в качестве преподавателя?

Я не в формальном статусе. Это добровольный кружок, и, собственно говоря, я из него и не уходил, потому что, когда поступил в семинарию, продолжал общаться и со своими воспитателями, которые и сейчас там

работают, и с детьми. Так, мало-помалу, одно переросло в другое.

Вы давно занимаетесь общественной организацией слепых юристов?

Она существует с 1998 года, то есть уже 18 лет. Я к ней присоединился чуть позже, когда поступил в юридическую академию.

Общественная деятельность – это, по большому счету, моя работа. Занимаюсь непосредственно гражданскими делами. Работаем, в основном, с незащищенными слоями населения – пенсионерами, инвалидами, – а в последнее время очень много работали по внутренне перемещенным лицам.

Вы работаете с такими слоями населения, которые не всегда могут оплатить подобные услуги. То есть, ваша организация не прибыльная?

Да, организация у нас не прибыльная, потому и существует во многом за счет грантов. Вы же понимаете: чтобы получить какую-то поддержку, нужно очень постараться. Частично с 2001 года нас финансирует город через систему социальных проектов за счет средств городского бюджета. Но это очень незначительные суммы.

У нас в монастыре недавно появилась Озерянская икона Божией Матери в формате Брайля. На сегодняшний день она единственная в Харькове. Насколько востребованы такие иконы?

В храме должны быть такие иконы. Они будут напоминать о том, что есть люди с проблемами зрения. Это с одной стороны, а с другой – икона должна служить прообразом того, кому мы молимся, поклоняемся. Конечно, хорошо, если есть возможность иметь такие рельефные иконы дома, чтобы человек в спокойной обстановке мог понять, изучить и представить, что на ней изображено. Мы, например, составляя альбом рельефных икон, советовались и со специалистами по иконографии, и с тифлопедагогами (преподаватели, которые занимаются с незрячими). Здесь есть и святители, и Георгий Победоносец, который поражает змия, и Матрона Московская, и Серафим Саровский, и святитель Николай.

Таким образом, представлены основные иконографические типы. Эти иконы должны быть и в храме, и, по возможности, дома, и в различных обществах, специализированных библиотеках… Мы, кстати говоря, разослали эти сборники икон во все специализированные школы Украины (на данный момент у нас семь школ), в библиотеки общества слепых (по областным центрам), так что, кто хочет – поищет и обрящет.

Вы были первым незрячим человеком, который заканчивал харьковскую семинарию. После Вас были еще такие случаи?

На сегодняшний момент я знаю как минимум пятерых людей с проблемами зрения, которые получили духовное образование. Один человек учился в Почаевской семинарии, хотя сам родом из Одессы, но потом пошел по несколько другой стезе – начал серьезно заниматься пауэрлифтингом, и, к слову, достиг очень высоких результатов. Есть еще двое ребят: один заканчивал сначала Волынскую семинарию, потом Ужгородскую академию; второй заканчивал в Киеве семинарию и академию… Есть у нас единственный в Украине, это точно, незрячий иеромонах, отец Пимен Мацоло. Это человек, которого рукоположили, когда он уже был незрячим. То есть, у нас есть незрячие священники, которые по разным причинам потеряли зрение, будучи в сане. А отец Пимен довольно молодой, ему 27, он иеромонах, и – более того, – возглавляет паломнический отдел Закарпатской Епархии.

Вы общаетесь?

Конечно, мы общаемся! Из людей, которых я назвал, три человека с духовным образованием съездили на Святую Гору: я, Богдан Семей из Киева и парень из Волынской области, который заканчивал Луцкую семинарию и Ужгородскую академию. На Афон поехали пятеро абсолютно незрячих людей, правда, были трое сопровождающих. Кстати, у одного из них очень серьезная травма рук.

 Вы ездили до этого по святым местам?

Еще со школой мы ездили в Святогорскую Лавру, перед выпускным нас возили и к нашим святыням. В рамках этих социальных проектов с группой незрячих людей в 2011 году мы ездили по святым местам Крыма, а в 2014 году – по святыням Закарпатья. Нас встречал отец Пимен Мацоло, он все и организовывал.

Это была очень благодатная поездка. Мы побывали во многих обителях, а также в монастыре самого отца Пимена в селе Грушево Тячевского района, рядом с Румынией.

Можете подробнее рассказать о поездке на Афон? Когда она состоялась, какие были цели?

В Украине есть такой человек, Владимир Николаевич Турский. Он заслуженный юрист Украины, адвокат, незрячий, и он очень активный представитель общественных организаций. Он постоянно реализует какието проекты, какието задумки. И в прошлом году он приезжал к нам в Харьков, привозил выставку рельефных икон. В Покровском монастыре она экспонировалась на праздник Рождества Богородицы. Мы и до этого были с ним знакомы, а после начали общаться более плотно и работать в сфере духовного образования и просвещения незрячих. В декабре прошлого года он поехал на Афон самостоятельно, с тростью. И возникла идея организовывать паломническую поездку именно для незрячих на Агиос Орос, на Святую Гору. Господь управил, что эта поездка состоялась (с 7 по 13 ноября мы были в Греции, а на самой Святой Горе были с 7 по 10 ноября – 4 дня, с понедельника по пятницу).

Все было организовано на высшем уровне, то есть нас уже везде ждали и очень хорошо принимали. Из Киева в Салоники мы прилетели в воскресенье. Сразу поехали в Успенский женский монастырь. Сестры монастыря поселили нас в отдельном помещении – у них есть квартира, принадлежащая монастырю. Поскольку монастырь женский, на территории мужчин не оставляют. И утром, можно даже сказать, почти ночью, в 4 часа мы выехали из Салоник до Уранополиса. Там получили визу на Афон. Чтобы туда попасть, нужно отдельное разрешение – диамонитирион. Это стандартная четырехдневная виза, она дает право пребывать в любом из двадцати монастырей Афона.На пароме «Аксион Эстин» («Достойно есть») мы поплыли до самой последней пристани – Дафни, и оттуда автобусом доехали до Кареи, столицы Святой Горы. Потом пересели в другой автобус и доехали до Великой Лавры святого Афанасия – самого главного монастыря, который стоит первым в списке. Переночевали, утром Литургия, после этого арендовали микроавтобус, и наша группа на следующий день побывала в трех монастырях. Сначала посетили Каракал, там поклонились иконам, оттуда поехали в монастырь, где находится чудотворная Тверская икона Божией Матери, и прибыли в Ватопед. После этого мы поехали в Русский Пантелеимонов монастырь, а по дороге заехали в Ксилургу. Это скит от Пантелеимонова монастыря, с которым, по преданию, есть связь у КиевоПечерского монашества.

В Пантелеимоновом монастыре мы оставались уже две ночи. Там службы были с полвторого ночи гдето до шести утра. Потом небольшой отдых до приема пищи, около 10 часов – трапеза. Причем, трапезы на Афоне два раза в день, а не три, как мы привыкли.

И еще один интересный момент: Афон живет по Византийскому времени. Европейское время там совпадает с нашим, потому что Афины и Киев находятся в одном часовом поясе. А на Афоне сутки начинаются с заходом солнца: отсюда взяла начало традиция Церкви, что вечерня служится следующему празднику. У них существует и Византийское время, и европейское, так что нужно было внимательно смотреть на часы.

После службы мы сели на паром «Аксион Эстин« и отправились в Дохиар. Там нам удалось встретиться с герондой Григорием, игуменом этого монастыря, пообщаться с ним, получить благословение, спеть акафист находящейся там чудотворной иконе «Скоропослушница». Нам надо было успеть назад в Пантелеимонов монастырь, но идти следовало пешком, а по дороге еще очень хотели зайти в Ксенофонт, который находится между Дохиаром и Пантелеимоновским монастырем. Но мы понимали, что до темноты не успеем. Тогда геронда Григорий благословил нам грузовик. Мы дружно забрались в его кузов и часть пути – пока дорога не закончилась – нас везли. Господь управил, что мы успели в Ксенофонт как раз к тому моменту, когда выносили мощи для поклонения. Это и десница Георгия Победоносца, и глава первомученика архидиакона Стефана, и десница преподобной Марины Антиохийский, и очень много других святых мощей, к которым мы смогли приложиться.

И снова братия, желая нам помочь, сказала, что автобуса у них нет, но есть грузовик: дескать, если хотите, мы можем вам его дать, он до святого Пантелеимона вас довезет. Мы ответили, что нам это не вновь, мы в кузове грузовика к вам и приехали, и с благодарностью воспользовались добротой братии. Уже в темноте нас довезли до святого Пантелеимона.

Там мы немного отдохнули и пошли на ночную службу, которая начинается в полвторого ночи.

В последний день нашего пребывания на Афоне мы встретились с одним из духоносных старцев Пантелеимонова монастыря отцом Макарием. Исповедовались у него, причастились… Нам подарили икону целителя Пантелеимона в Харьковскую организацию слепых и провели небольшую экскурсию по монастырю, рассказали об основных моментах его истории. Также мы попали в костницу.

На Афоне существует традиция: когда монах умирает, его сначала хоронят в земле, а через три года обретают останки. Все основные кости складывают в специальную костницу, причем кости всей братии вперемешку. А главы, черепа, ставят на полку и подписывают – когда умер человек, как его звали и какое у него послушание: например, монах, писарь Великой канцелярии, иеромонах. Это, конечно, производит очень сильное впечатление – вид останков, глав, – и многое заставляет переосмыслить.

Хотя мы планировали побыть еще один день, поступило штормовое предупреждение, и была велика вероятность того, что паромы ходить на следующий день уже не будут. Собственно, так оно и случилось. Паром из Уранополиса вышел, дошел до крайней точки, до порта Дафни, и назад уже людей не забирал, потому что было очень сильное волнение.

Если бы мы не уехали в тот день, не знаю, как бы мы попали в Салоники и на самолет. Имеющий уши слышать – да слышит. То есть, нам было предупреждение, мы услышали.В Салониках мы переночевали, и на следующий день отправились в храм Димитрия Солунского, где находится рака с его мощами. Из этого ковчега постоянно проистекает миро – очень благовонная жидкость, удивительно ароматная. Сам ковчег находится под кубом из оргстекла, и даже через этот куб ощущается благоухание. Мы попали в тот момент, когда братия сняла этот куб, переставила ковчег на стол и начала собирать миро. И у нас была возможность приложиться к самому ковчегу, который стоял рядом на столе, ощутить то, что он весь в этом благовонном мире, какая это большая благодать. Господь нас, по своей милости, допустил к такому чуду.

Вечером у нас была встреча с председателем Союза слепых северной Греции Димитриосом (фамилию, к сожалению, не помню). Мы обратили внимание, что в Греции проблемы с парковками. То есть, транспорт паркуют кто как хочет, даже на тротуарах. А когда тротуар перегорожен машиной, то для незрячего человека это очень серьезная проблема – в этом плане в нашей стране ситуация получше. За время, которое мы там были, в Салониках мы не встретили ни одного озвученного светофора, зато весь центр выложен специальной тактильной рельефной плиткой, которая помогает незрячим ориентироваться. Этого у нас нет, а там фактически весь центр выложен. Димитриос сказал, что это сделано не так давно по требованию Евросоюза согласно со стандартами доступности.

Получается, что в Украине ситуация с адаптацией незрячих несколько лучше?

Когда задают вопрос, связанный с инфраструктурной, архитектурной, информационной доступностью, я всегда говорю: самое главное, что у нас есть, – это наши люди, которые всегда могут помочь, подсказать. Конечно, у нас есть еще над чем работать, но все-таки устанавливают и озвученные светофоры, кое-где начинает появляться уже упомянутая рельефная контрастная плитка (в частности, на новых станциях метро). Почему это так важно? Потому что это – безопасность. Когда вдоль края платформы уложена рельефная плитка, меньше вероятность, что незрячий человек упадет вниз. Так же точно перед ступеньками и после них. Поэтому у нас ситуация не очень плоха. Есть, конечно, к чему стремиться и развиваться.

Есть ли заслуга общественных организаций в том, что развивается система адаптации незрячих?

Во многом – да. Была очень большая кампания по ратификации конвенции ООН о правах инвалидов. В 2009 году Украина ратифицировала и конвенцию, и протокол, и взяла на себя определенные обязательства по созданию условий для людей с инвалидностью. Общественные организации информируют власть о том, что есть определенные проблемы. Как говорится, не делайте для нас без нас – нужно советоваться с представителями целевой аудитории. А, с другой стороны, конечно, если мы не будем заявлять об этом, то никто не будет ничего делать.

На Афоне достаточно суровый климат – там и обычному человеку очень непросто. Тяжело ли было Вам передвигаться?

Совершенно не тяжело. Знаете, если попросить человека описать рай – это будет именно Афон. Сейчас там сезон сбора оливок, там до сих пор цветут деревья и розы, в садах Ксилургу созревают хурма, апельсины, мандарины. Они растут, как у нас яблоки. Мы прилетели из наших широт, и сразу почувствовали разницу в температурах – там было плюс 18. А передвигаться не тяжело, потому что мы понимали, куда мы едем, для чего мы едем, и поскольку это удел Божией Матери, она не оставляла нас своей милостью, своим вниманием. И грузовик появлялся, когда было необходимо, и пешком немножко походили. У нас были сопровождающие, и сами мы в достаточной степени реабилитированы, чтобы передвигаться. Когда возникала необходимость, кто-то из паломников или из братии помогал либо к иконе подойти, либо по храму пройти, приложиться. В этом плане вообще проблем не было.13 ноября мы прилетели в Киев, и – случайного ничего не бывает, – в этот день как раз отмечается Международный день слепых. И в этот день завершилась наша поездка. Мы прибыли в храм Адриана и Натальи в Киеве, отслужили там благодарственный молебен, и разъехались по своим домам.

12 ноября – день памяти Озерянской иконы Божией Матери. Вы как-то отмечали этот праздник?

Вспоминали, молились и обращались к ней.Копия первообраза Озерянской иконы Божией Матери была передана в дар скиту «Ксилургу», а в сам день – 12 ноября – мы находились в Успенском монастыре на Святой Горе, и нам в этот день была подарена икона вмч. Пантелеимона. Это очень знаменательно, ведь в свое время в Преображенском храме Куряжского монастыря две эти иконы – Озерянская и вмч. Пантелеимона – пребывали в правом и левом пределах храма этой древней обители. Озерянскую икону особо почитает Владимир Николаевич Турский, и именно он в свое время привез ее на Афон.

Какие у вас были цели, или это была обычная поездка?

Лично для меня – прикоснуться к той духовной жизни, к тем святыням, которые там существуют. А если брать групповую цель – обратить внимание на то, что в мире существуют православные незрячие, которые посещают храмы, и им тоже нужна забота и поддержка. Эти люди настроены не только брать, но и давать. У нас имеется определенный опыт, есть чем поделиться. Возможно, для кого-то эта поездка станет стимулом не опускать рук и развиваться. Не сидеть на месте, а двигаться, совершенствоваться и физически, и духовно. И даже если ты незрячий – бери трость и выходи на улицу. Если есть желание, то, с Божьей помощью, возможно все!

С Игорем Шрамко беседовала старший преподаватель кафедры журналистики Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина Александра Драчева

________________________

  1. Леонард Леопольдович Гиршман (1839 – 1921) выдающийся врач-офтальмолог, основатель глазной клиники Харьковского университета, в которой успешно лечил сложные глазные болезни, зачастую абсолютно бесплатно.

 

  1. Озерянская икона Божией Матери – главная святыня и покровительница города Харькова и Слобожанщины. Именно от этой иконы получил в детстве исцеление от слепоты писатель Г. КвиткаОсновьяненко (1778 – 1843). Икону в формате Брайля Харьковскому СвятоПокровскому монастырю подарил руководитель «Всеукраїнської благодійної організації інвалідів та пенсіонерів «Обличчям до істини»» В. Н. Турский.