ПРАВОСЛАВНЫЙ ДРЕСС-КОД

Глава Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин убежден, что манера россиян одеваться требует наведения порядка, и предлагает ввести специальный «дресс-код» для всех россиян, сообщает портал «Интерфакс-Религия».
«Неплохо, что сейчас компании, вузы, школы вводят у себя дресс-коды. Хорошо бы и общероссийский дресс-код придумать (на стрип-бары и публичные дома, так уж и быть, можно его не распространять)», — отмечает священник, ранее вызвавший скандал своим замечанием про мини-юбки, которые якобы провоцируют межэтнические конфликты и могут спровоцировать на преступные действия и кавказцев, и русских.


17 декабря 2010 года, выступая в Москве на круглом столе по межэтническим отношениям Всеволод Чаплин, говоря о возникающих в российской жизни конфликтных ситуациях на межнациональной почве, бросил упрек в адрес свободно одевающихся женщин.
«Если она носит мини-юбку, она может спровоцировать не только кавказца, но и русского. Если она при этом пьяна, она тем более спровоцирует.
Если она при этом сама активно вызывает людей на контакт, а потом удивляется, что этот контакт кончается изнасилованием, она тем более не права», — сказал протоиерей Всеволод. Таким образом, он ответил на вопрос о том, почему русские девушки часто являются объектом домогательств кавказских мужчин. Священник посоветовал россиянкам «во внешнем виде быть более серьезными». «Внешний вид наших женщин — это серьезная тема, которую стоит еще обсудить», — добавил тогда он.
На протоиерея Чаплина пожаловались Патриарху. Представителей общественности это возмутило. В интернете было опубликовано обращение к Патриарху Кириллу, которое, как отмечают СМИ, подписали более 700 человек. Авторы послания попросили предстоятеля РПЦ призвать протоиерея Чаплина к публичному.извинению за произнесенные им слова, задевающие права, свободы И достоинство гражданок Российской Федерации, ибо равноправие граждан независимо от их пола закреплено в Конституции РФ.
Как отмечалось в обращении, Всеволод Чаплин попытался «подменить общественную дискуссию по проблеме насилия над женщинами на обсуждение их внешнего вида». Авторы документа заявили, что внешний вид — «это частное дело человека», и любой человек «имеет право на сексуальную неприкосновенность независимо от формы одежды, круга общения и т.п.».
Протоиерей Всеволод Чаплин вернулся к обсуждению с оппонентами вопроса об одежде. Он указывает на то, что «во все времена, у всех народов внешний вид человека не считался на сто процентов частным вопросом». «Как женщины ведут себя в публичных местах, в институте, на работе — не только их «личное дело». Кстати, мужчин это не в меньшей мере касается. Тип, одетый посреди большого города в шорты и майку, в треники и тапочки, точно так же не достоин уважения. Только жалости — если он бомж, например», — отметил священник. Он выразил мнение, что наступят времена, «когда из приличного места неприлично одетую особу или того самого типа в трениках будут выводить. Ну, или уважающие себя люди будут в таком месте откланиваться и удаляться». «Думаете — утопия? Да нет, скоро придется привыкать», — считает представитель Русской церкви. Он выразил радость по поводу того, что его предложение обсудить внешний вид российских женщин и девушек вызвало интерес, но удивлен, что авторы петиции решили, будто он оправдывает изнасилование и неприличные приставания.
«И в мыслях того не было. Нет таким действиям оправдания. А вот проблема, между прочим, остается. Не столько для меня — скорее для тех, кто путает улицу со стриптизом (ну, или снова начнет путать, как только зима кончится)», — подчеркнул Всеволод Чаплин.
По его словам, женщина, «условно одетая или раскрашенная как клоун, женщина, которая таким образом рассчитывает на знакомства на улице, в метро или баре, не только рискует нарваться на пьяного идиота, но уж точно не найдет себе в спутники жизни мужчину, имеющего хотя бы зачатки разума и самоуважения. Найдет, может быть, трезвого идиота, но разве его она по-настоящему ищет?» Священнослужитель отметил, что «во все времена, у всех народов женщина уважалась и выбиралась в спутницы жизни, если отличалась скромностью и, если мужчины знали ее чуть посерьезнее, чем во время встречи на улице или в питейном заведении».
«Развязный внешний вид и развязное поведение — прямая дорога к несчастью. К пустым «любвям на один раз». К краткосрочным бракам, за которыми тут же следуют крысиные разводы. К сломанным судьбам детей. К одиночеству и безумию. К жизненной катастрофе», — предупреждает священник.
ЧТО ГОВОРИТ ИСТОРИЯ.
Так должна ли быть у православных женщин особая одежда?
За последнее время тема одежды как конфессиональной или религиозной принадлежности обсуждалась довольно часто. Причем касалось это одежды не только мусульманок, но иногда и православных.
«Если вы православная, не первый год воцерковленная женщина, ваш гардероб непременно изобилует «обеднешными» нарядами: юбками-макси, длинными свободными сарафанами и платьями, а уж накопление в шкафу разнообразных платков принимает масштабы стихийного бедствия», — не без юмора написала Ольга Курова, автор публикации на сайте одного из известных московских храмов.
«Прихожанки, посещающие богослужения постоянно, обычно не задают себе вопросов о том, почему сложилась именно такая женская церковная «униформа»: «так принято», «такое все православные в храм надевают». Лишь когда кто-то из наших знакомых собирается посетить православный храм впервые и обращается к нам за консультацией по «тряпичному вопросу», мы начинаем задумываться о смысле: а почему именно длинная юбка? Почему платок? Почему брюки на женщине могут вызвать волну возмущения?», — задается вопросом женщина-автор.
По ее мнению, современная «длинноюбочно-платочная» околоцерковная субкультура зародилась отнюдь не в результате массового прихода в Церковь неофитов после празднования в 1988 году тысячелетия Крещения Руси и даже не была реакцией простого народа на насильственную маргинализацию верующих в годы коммунистических гонений. Она сформировалась тремя веками раньше, во времена Петровских реформ, как ответ на секуляризацию государства, отделение церковного от светского. Именно тогда возникла особая субкультура «церковных людей» с такими отличительными чертами, как ношение подчеркнуто ветхой одежды темных тонов, напоминающей не то нищенскую, не то монашескую, почитание авторитета «старцев» выше епископата, осуждение власти как «беззаконной», «антихристовой», неприятие «мирской», особенно европейской, культуры. Как отмечается в статье, этот «дресс-код», наверное, «древнейшая из существующих сегодня в России протестных субкультур».
«Новообращенные православные христиане конца прошлого века подарили церковной субкультуре второе дыхание: придя в храмы и не имея перед глазами иных образцов православной культуры, внешности и поведения, они приняли эту наиболее экзотичную среду за самую ревнительную, подвижническую. Действительно, принадлежность к данной субкультуре кажется самым простым способом достижения «высокой духовности»: стоит отказаться от косметики и маникюра, а лучше совсем перестать следить за собой, облачиться в мятую черную юбку и серую бесформенную кофту, покрыть голову платком «внахмурку», намотать на запястье четки, желательно поизношеннее, «намоленные», научиться в знак благодарности отвечать «спаси, Господи», а при зевании крестить рот, и «церковная среда» с радостью признает вас своей, «знающей», вы получите в ней психологическую поддержку и одобрение, уверенность в правильности выбранного пути», — говорится в публикации.
Однако, как пишет автор, в «длинноюбочно-платочной» униформе не было бы ничего дурного, если бы к ней не прилагался обязательный пакет субкультурного мировоззрения».
В статье приводится высказывание одного известного священника, назвавшего платок и длинную юбку женской православной «военной формой». .
На взгляд автора, однако, ее правильнее было бы назвать опознавательным знаком радикально-экстремистской группировки, зачастую не подчиняющейся командованию, то есть священноначалию, совершенно анархической и непредсказуемой в своем зилотстве. Ее основная опасность заключается в том, что любой околоцерковный «батька Махно», если ему удастся убедить данную аудиторию в своем фундаментализме, очень легко может повести за собой «юбки» и «платки» хоть в новый раскол, хоть в подземные пещеры, хоть на баррикады оранжевой революции.
Автор публикации дает и практические советы насчет одежды для храма. «Если вашему сердцу… милы длинная юбка и платок, но участвовать в протестных околоцерковных движениях вы не намерены, пусть одежда для посещения храма по воскресеньям и праздникам будет самой красивой и качественной частью вашего гардероба. Иначе, придя в храм в темном и потрепанном, вы рискуете услышать из-за плеча: «Сестра, ты из наших будешь? Поддержи владыку Диомида, мы тут подписи собираем» (имеется в виду лишенный священноначалием сана Чукотский епископ Диомид. — Прим. ред.), — пишет автор публикации, ссылаясь на пережитый ею эпизод, в результате которого ее «заслуженная серая юбка была срочно разжалована в половые тряпки».
Касается автор и «наболевшего» — женских брюк. «Убежденные «брюкоборцы» любят цитировать отрывок из Второзакония, а также правила VI Вселенского и Гангрского соборов, запрещающие христианам носить одежду противоположного пола. Только вот называть «мужской одеждой» то, что является у современных женщин повседневным вариантом по умолчанию, мягко говоря, странно. Вы же не принимаете женщину в брюках за мужчину и не просите ее, извините, пройти в мужской туалет? А смысл языческих ритуальных переодеваний, против которых, собственно, и были составлены соборные правила, заключался в том, что женщина выглядела как мужчина и играла его роль», — отмечается в статье.
«В наше время при входе в некоторые храмы можно увидеть объявления типа «женщинам в брюках вход воспрещен». С точки зрения миссии это просто чудовищно. В переводе на русский язык это объявление означает: «Нам не нужны обыкновенные современные женщины, каких сейчас большинство. В нашем храме не место ищущим, интересующимся, новоначальным. Мы открыты только для тех, кто давно воцерковлен и успел изучить все тонкости приходского этикета». Если вы действительно новоначальная, то это знак, что в данный храм лучше вообще не ходить, если у вас есть выбор. Потому что запреты на брюки, как правило, сочетаются с отсутствием катехизации перед крещением, равнодушием к людям, общей пассивностью, «требоисполнительством», — говорится в публикации.
К счастью, как пишет исследовательница церковной «моды», «во многих храмах духовенство и прихожане к «женско-брючному» вопросу равнодушны. Там наблюдается следующая тенденция, особенно среди молодых девушек: брюки не исключаются из гардероба, а прикрываются сверху длинными туниками, короткими юбочками, жакетами. Возможно, эта тенденция в ближайшем будущем даст нам целомудренный костюм наподобие индийских сальвар-камизов (платьев с брюками) или китайской национальной одежды. Кстати, китаянки в национальных брюках уже изображены на иконе святых 222 мучеников, пострадавших во время восстания ихэтуаней».
МНЕНИЕ « ОТ КУТЮР»
Вопрос, как одеваться для посещения храма, не столь давно прокомментировал и известный специалист. В интервью газете «Церковный вестник» знаменитый российский модельер Вячеслав Зайцев посоветовал тщательно выбирать одежду для посещения православных богослужений.
«В храме хороши светлые тона. Здесь одежды должны быть более светлыми, более легкими. Не обязательно легкие ткани, но по ощущению — более воздушные, более наполненные светом и солнцем
— приобщаясь к Богу, ты приобщаешься к Свету», — сказал он.
Наиболее подходящим для храма головным убором модельер видит традиционный платок. По мнению Зайцева, платок должен быть «только светлым, не темным и не цветным».
Зайцев советует женщинам надевать головные уборы не только в храм, но носить их и в повседневной жизни. «Россия всегда славилась головными уборами, ведь женщины всегда ходили с покрытой головой. Сейчас все ходят простоволосые. Но мне кажется, что это нелепо и странно, что женщины не носят головной убор», -отметил модельер.
«В своих коллекциях я стараюсь предложить разнообразные головные уборы, чтобы сдвинуть эту проблему с мертвой точки. Специально провожу большие выставки головных уборов», — рассказал Зайцев.
Брюки, по мнению модельера, сегодня являются обычной женской одеждой. «В XIX веке женщина впервые появилась в брюках, потихонечку отстояла свое право носить этот вид одежды, и сегодня существует целый гардероб женских брюк»,
— отметил Зайцев.
По его словам, «есть бабки и другие доморощенные блюстители чистоты веры, ханжи, которые порой мешают другим людям прикоснуться к Богу. Их взгляды и замечания оскорбляют человека и отвлекают от главного, ради чего он пришел в Церковь».
Для праздников, по мнению модельера, хорошо было бы сшить специальную одежду. «Пасха — это не унылые лица, а лица просветленные, лучезарные, и одежда должна «струиться светом», чтобы в храме не было людей в унылых, серых и эстетически несовершенных одеждах», — считает основоположник современной российской моды.
Еще один специалист по созданию одежды дизайнер Елена Мокашова считает, что одежда призвана отображать гармонию между внутренним и внешним, показывать, чем именно каждый человек прекрасен.
Что такое внешность? Мы все как-то себя позиционируем — кто мы. Кто я такая, как со мной можно разговаривать, о чем, какая у меня позиция? Мы своим внешним видом все время говорим о себе, чтобы, еще не заговорив со мной, вы знали, как со мной можно общаться. Мы своей одеждой продолжаем, дорисовываем себя. Потому что, даже если у тебя совсем нет выбора, средств, возможностей, ты все равно выберешь то, что находится в гармонии с тобой, твоими занятиями.
Одежда должна быть на своем месте, и это место у человека — не первое. Но и не последнее! Повторю, одежда призвана выразить, подчеркнуть сущность человека. Отобразить гармонию между его внутренним и внешним. Достать это внутреннее, показать самому человеку, обрадовать его, поддержать. Ведь так важно знать — кто я! Чем именно я прекрасен! Ведь не зря же нормальные женщины не покупают вещи только потому, что они модные, а отбирают: вот это мое, а это совсем не мое. Причем бывает, что и сидит все прекрасно, а она говорит: не мое! Потому что к внутреннему прислушивается. Еще важный момент: не все люди общительны, не все могут «преподнести» себя, держать себя, и правильно подобранная одежда может без всяких слов помочь человеку в его отношениях с другими, подчеркивая и индивидуальность, и настроение. Помните бархотку у Кити в «Анне Карениной», которая «говорила»?
…Мне не нравится, когда мы одеты плохо. Плохо — в смысле небрежно, мрачно. Церковь -это не театр, не раут, и достоинство одежды там определяет не пышность, яркость и «актуальность», а опрятность, известная обдуманность, подбор цветов (приятно, если не только серо-черно-коричневых). Разве не интересно, например, подобрать себе платок или шарф идущего вам оттенка, чтобы он вас радовал? Может быть, подвязать его как-то по-новому. Обуви сейчас полно изящной на низком каблуке, необязательно обувать кроссовки. И все это не зависит от достатка. Часто мы просто позволяем себе быть некрасивыми. Легче всего быть бедной и больной. Для этого делать ничего не надо. Но если ты идешь в храм, а особенно если там служишь, то ты должен туда прийти привлекательным, располагающим к себе, а не отталкивающим. По тому, как мы выглядим, кто-то и о вере нашей может судить.
Но и от Церкви я бы ждала большего понимания в отношении одежды. Многие женщины сейчас ходят в брюках, особенно в больших городах. Может быть, раньше это выглядело экстравагантно, а сейчас это обычная, наверное, самая распространенная одежда среди многих дам. И давно уже не считающаяся мужской — это специальные женские модели, мужчины такие не носят. А вот без платка я до сих пор боюсь заходить в храм, поскольку о платках есть в Евангелии, платок — знак покорности Богу, и я это смиренно принимаю».
Протоиерей Храма Великомученицы Татианы при МГУ Максим Козлов: «У меня перед глазами фотография царственных страстотерпцев незадолго до революции: царя:мученика Николая, царицы-мученицы Александры, Великих княжон. … Мне кажется, святая царица Александра являет для многих наших современниц дивный пример того, как пройти средним, и в данном случае в прямом смысле слова царским путем. С одной стороны, выглядеть достойно того положения, которое она занимала, с другой стороны, никогда не переходить грани в том, что ей было так доступно и легкодостижимо применительно к условиям того времени. Но в ее внешнем облике несомненны такт, чувство меры, корректность. Равно можно сказать и по отношению к государю, традиционно изображаемому в военном мундире, так украшающем каждого, с честью его носящего, и так приличествующем, как всякая форма, каждому мужчине, — вот образец, на который нам хорошо равняться. Одно дело — юродивые и монашествующие, у которых, впрочем, тоже есть своего рода внешняя форма и есть необходимость ей соответствовать, в том числе и форма одежды, которую надо в достойном виде содержать, а другое дело — человек, живущий в миру. «Ничего слишком» — это общее правило для православного человека, которое распространяется даже на внешний облик».
Давайте подумаем о тех, кто стоит рядом с нами в храме. Сейчас мы все учимся верить, молиться и как бывает нелегко сосредоточиться и настроиться на молитву, вы сами хорошо знаете. Нам на улице, за дверями храма в глаза лезет реклама с полу- и полностью обнаженными телами, телевизионные программы забивают нам мозги пошлятиной и чернухой. Приходя в храм, человек хочет забыть хоть на время то, что он видит в повседневной жизни, успокоиться, очиститься, «вдохнуть» чистоты. И, что же у него зачастую перед глазами? Извините, голые пупки, обтянутые телеса, чаще всего неэстетичного даже для улицы вида. Понятно, что ситуации, приведшие человека в храм, бывают разные: для таких моментов сейчас во многих местах, особенно в монастырях, предлагаются юбки и большие платки, чтобы женщины могли повязать их на бедра или на плечи. Но, если вы готовитесь идти в храм, то, пожалуйста, оденьтесь так, чтобы не смущать окружающих своим видом, и дать им спокойно молиться Богу, а не думать о вас.
Вопрос внешнего вида касается не только женщин, но и мужчин — спортивная и пляжная одежда потому так и называется, что предназначена для спорта и отдыха. Ведь воспитанный, думающий человек не пойдет, например, в шортах или немытым, нечесаным и в драных джинсах на прием к руководству. Почему тогда, идя в дом Божий, некоторые считают, что здесь можно проявить такое неуважение Богу и к людям?
Поэтому давайте вспомним слова А. П. Чехова о том, что в человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Давайте стремиться к тому, чтобы и мы, и окружающие нас люди были красивы, добры и спокойны.
И еще нам очень важно помнить золотую формулу христианской этики: «Не мы терпим — нас терпят». Все мы в церкви только еле терпимы. Никто из нас не хозяин в храме. Домовладыка тут — Господь. Он позвал нас к Себе.
Если ты идешь в храм, а особенно если там служишь, то ты должен туда прийти привлекательным, располагающим к себе, а не отталкивающим. По тому, как мы выглядим, кто-то и о вере нашей может судить.
Подготовила Ксения Орлова

%d такие блоггеры, как: