Качество человека. Любящий

thumbnail of 2010-05
ПВ № 05(26) 05-2010.pdf Сергей Смоляков

А что же в действительности такое любовь? Как пони­мать любить и быть любимым?
По определению, любовь — это сильное чувство, которое человек испытывает к кому-нибудь самому дорогому близко­му. Это чувство, которое заставляет заниматься, интересовать­ся чем-нибудь или отдавать предпочтение чему-нибудь [1]. Редко кто в современном мире отождествляет любовь с трудом, с самопожертвованием, с подчинением своих ин­тересов интересам близкого тебе человека. В современном обществе любовь носит потребительские взаимовыгодные отношения, базирующиеся на принципе «ты мне — я тебе». Каждый ищет для себя какой-то выгоды, удовлетворения, прославления.
В общем можно сделать вывод: любить мы не умеем. Это констатация факта, отмеченного еще в книге Бытия. Более того, испорченные цивилизацией, мы теряем саму способность воспринимать любовь как бескорыстный дар служения другому человеку, мы умеем лишь не любить.
Но в Евангелии Господь призывает нас к любви, и мно­гие верующие откликаются на этот призыв. Не умея любить, они начинают взахлеб говорить и петь о любви, проповедо­вать ее ближним, выдавая желаемое за действительность.


Каждый обратившийся к Богу неминуемо открывает не­соответствие своей веры и жизни. Но со временем многие православные христиане почему-то начинают восприни­мать такое положение вещей как нормальное. Безлюбие не оставляет места покаянию, а с накоплением опыта пребы­вания в Церкви слова о любви постепенно превращаются в «кимвал звучащий». От этого окружающие люди начинают испытывать чувство неприятия, главной причиной которого является несоответствие наших слов с делами. Иногда нам кажется, что окружающие нас просто не понимают, и мы обижаемся. «Где твоя христианская любовь?» — спрашиваем мы других с пеной у рта, и при этом наши «зеркала души» наливаются кровью.
Призыв Господа к Любви мы превращаем в жесткую догму, исключая тем самым возможность возрастания и со­вершенствования в Любви. Мы не думаем, что дар Любви можно потерять, и оказываемся в мире иллюзий.И для некоторых дух жесткой догмы, непомерной требовательно­сти к окружающим, суровой аскезы к себе становится смыс­лом их бытия в Церкви. Членами Церкви начинают называть себя люди, которые просто умеют симулировать то, чего в действительности у них нет. Симулировать… Любовь. Мир иллюзий заканчивается, как правило, отпадением от Церкви и уходом в сектантство.
А если мы считаем, что Любовь у нас есть, то получает­ся так, что никуда идти и не надо и совершенствовать себя нет необходимости. И так мы толчем воду в ступе, говоря о Любви, и в нашем поведении нет никакого здравого смысла. Но Бог наш не есть Бог безумных. Он призывает нас в разум Истины прийти.
Тайну Любви надо уметь хранить, чтобы она прораста­ла в сердце, опираясь на помощь разума, пройдя через опыт поражений, прощений, страданий от неспособности любить без помощи Божией. И только тогда тайна сия явит себя в силе и славе Божией.
Надо повременить с разговорами о любви до той поры, пока слово Христово не прорастет делами нашей веры, от которых наши ближние захотят узнать о том, что же случилось в нашей жизни, почему рядом с нами стало лучше, чем раньше.
«Ныне люди стали гордыми и спасаются только скорбями и покаянием, а в любовь очень редко кто достигает.
Великий Антоний сказал: «Я уже не боюсь Бога, но люб­лю его». Так он сказал, потому что в душе его была большая благодать Святого Духа, Который свидетельствует эту любовь, и тогда душа не может сказать иначе. Но кто не имеет великой благодати, того святые отцы учат покая­нию; и покаяние недалеко от любви, которая приходит по мере простоты и смирения духа.
Если кто помышляет о брате доброе, что любит его Господь, и особенно если ты помышляешь, что в душе его живет Святый Дух, то ты близок к любви Божией.
Кто-нибудь скажет: все-то он рассуждает о любви Божией. Но о чем же более рассуждать, как не о Боге? Ведь Он создал нас для того, чтобы мы вечно с Ним жили и видела славу Его, Кто что любит, тот о том и говорить хочет; а потом вырабатывается привычка: привыкнешь Бога мыслить, так и будешь всегда в душе Его носить; при­выкнешь мирское помышлять, так и будешь умом всегда в этом; привыкнешь мыслить страдания Господа, привык­нешь думать о вечном огне, так и усвоится это в душе.
В добром Бог помогает, а в худом — враги, но зависит это и от нашей воли; надо себя понуждать на добро, но умеренно, и знать свою меру.Надо изучить свою душу, что ей полезно; одному полезно больше молиться, другому- чи­тать или писать. И читать полезно, но лучше не рассеянно молиться, а еще дороже плач; кому что дает Господь. Ко­нечно, восстав с постели от сна, должно благодарить Бога, потом каяться и молиться досыта, а потом читай, чтобы ум отдохнул, потом сновамолисъ и работай. Благодать при­ходит от всего доброго. Но больше всего от любви к брату.
Однажды на Пасху шел я с вечерни в Покровском соборе к себе на мельницу, и на дороге стоял один рабочий. Когда я приблизился к нему, он попросил меня дать ему яйцо. У меня не было, и я вернулся в монастырь, взял у духовника свое­го два яйца и одно из них дал рабочему. Он говорит: «Нас двое». Я отдал и второе, и когда я пошел от него, то от жалости к бедному народу я заплакал, и стало мне жалко всю вселенную и всякую тварь.
Другой раз, тоже на Пасху, шел я из главной монастыр­ской порты в новый Преображенский корпус, и вижу, бе­жит мне навстречу маленький мальчик, лет четырех, с ра­достным лицом- благодать Божия веселит детей. У меня было яйцо, и я отдал это яйцо мальчику. Он обрадовался и побежал к отцу показать свой гостинец. И за эту мелочь я получил от Бога великую радость, и возлюбил я всякое создание Божие, и Дух Божий был слышен в душе. Придя к себе, от жалости к миру я много с плачем молился Богу.
О, Душе Святый, обитай в нас всегда; с Тобою нам благо!
Но не всегда душе так хорошо; теряется за гордость благодать, и тогда я рыдаю, как рыдал Адам о потерян­ном рае, и говорю: «Где Ты, Свете мой; где Ты, радость
моя? Почто бросил меня, и томится сердце мое; почто Ты скрылся от меня, и скорбит душа моя?» [2, с. 357-358].
Вот такой опыт познания Любви прп. Силуаном Афон­ским.
«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не за­видует, любовь не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никог­да не перестает…» Шор. 13:1-8.
Так характеризует Любовь Павел, волею Божиею при­званный Апостол Иисуса Христа.
А что же у нас, у мирских? Хочется привести случай из жизни журналиста Анны Ершовой. Вот что она рассказывает.
Несколько лет я работала в «глянцевых» журналах, пи­шущих о культуре и искусстве. И там, среди коллег, не раз встречала убежденных православных христиан. Например, главного редактора первого журнала, где начиналась моя практика. Помню, едва познакомившись, начала его агити­ровать. «Давай напишем о церковном празднике, давай сде­лаем материал о священнике! Ты же главред — никто не будет палки в колеса вставлять!» Но он лишь печально улыбался мне в ответ… И вот как-то раз он мне говорит: «Сейчас я тебя обрадую, наконец-то ты дождалась!» Я подумала: «Ура, наверное, он попросит что-нибудь православное написать!». Но он просто дал мне большое журналистское задание: хо­тел порадовать меня первой ответственной работой.
Поначалу казалось, что у православных людей долж­ны быть какие-то особые отношения, что вместе мы можем сделать что-то супермиссионерское, обличить заблудших, просветить темных… Но потом я поняла, что нужно просто хорошо делать свое дело.
Конечно, замечательно, что мне удалось-таки опублико­вать в светском журнале несколько статей, связанных с Пра­вославием. Но все чаще я думаю, что прав был тот первый мой редактор, лишь улыбающийся в ответ на мои идеи «пе­ревернуть мир». На самом деле мир-то ведь не перевернешь, если он к этому не готов. И проповедь со страниц светского журнала нередко выглядит неуместной и потому вызывает раздражение.
Надо ли нам так напористо «нести свет в массы»? Надо ли «пропихивать» нравоучения к месту и не к месту? Ведь настоящей пропагандой можно сделать… свою собствен­ную жизнь. Работай честно, будь прост и добр к людям. И тогда все, что выходит из твоих рук, начинает дышать -любовью, радостью. Иэто безо всяких слов станет лучшей проповедью.
«Блаженны видевшие Тебя и украшенные любовью» (Сир.48,11).
Литература
1. Советский энциклопедический словарь, М: Совет­ская энциклопедия. — 1981.
2. Софоний Сахаров (иеромонах). Преподобный Силуан Афонский. Житие. Учение и писания. Мн.: Лучи Софии, 2005.-528 с.
3. Санкт-Петербургский православный календарь, 2010 год.