Дневник участия в делах милосердия

«Покровский вестник» № 3, март 2017

Каждую среду в 11.00, начиная с 25 января 2017 года, в парке под Покровским монастырем звенит серебром маленький колокольчик, призывая сотворить святую милостыню на кормление обездоленных…
Вот и сегодня с самого утра в редакции «Покровского вестника» много народу. Сестрицы хлопочут возле стола: нарезают хлеб, готовят салаты, укладывают в картонные коробки все необходимое для раздачи нуждающимся. Раб Божий Артемий привез бак с горячей кашей;
Игорь с Иваном сварили и привезли большой термос литров на 30-40 компота; Арсений со своей командой уже устанавливают в парке белую как снег палатку, которая осталась после выборной кампании. Не пропадать же добру! Елена со своими девчатами из швейного предприятия местами ее перекроили, убрали лозунги; наши художники сделали трафареты и снабдили эту палатку православной символикой: «УМНОЖЕНИЕ ХЛЕБОВ», подписали «ХАРЬКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ УПЦ», прикрепили икону Божией Матери, покровительницы Слобожанского края,- «Озерянскую» и,  палатка готова снова служить народу по мере своих скромных возможностей.
Время приближается к одиннадцати. Сестры, пора облачаться! Достали коробку с униформой и через пять минут из подвала АРХИЕРЕЙСКОГО ДОМА на дела милосердия быстро выпорхнули сестрички в белых косынках и нарукавниках, поспешили на послушание.
– Молимся!
– Отче наш, иже еси на небесех! Да святится Имя Твое. Да будет воля Твоя…
Да-да, именно так – да святится и прославится Имя Твое! Как раз ради этого – чтобы прославить Живого Бога, чтобы попытаться исполнить Его заповеди, Его святую волю – собрались все эти люди. Они оставили свои дела, оторвав несколько часов от работы, своей семьи, личного отдыха и принесли их в жертву Тому, Кто Своим собственным примером показал, что такое Истинная Любовь и Жертвенность.
В очередь за горячей кашей посреди холодной зимы выстроились люди, которым сегодня
выпало на долю голодать, мерзнуть, скорбеть. Вот протягивает свою баночку совсем еще не
старая, интеллигентного вида женщина, а вот мужчина неопределенного возраста с красно-синими от холода руками, а дальше – приветливая тетушка… смущается тем, что пришлось от нелегкой жизни обратиться за помощью.
– Братцы, наша бабулька пришла, которая обута на босу ногу! Несите скорее пакет из редакции, ей принесли теплые гамаши с носка-ми!
Как же она обрадовалась, увидев теплые вещи! Евгения. Так ее зовут. Она приезжает в Харьков откуда-то из-под Донецка. А рядом с ней, оказывается, живет больная соседка лежачая, ей тоже теплые вещи нужны…
Их пока не так много, человек 50 постоянно приходящих по средам в парк людей, которых житейское море «подвело под монастырь…»
Пока на второй, нижней площадке раздается пища, выше по улице стоит сестрица в белой косынке, с «кружкой» из коробки от обуви и время от времени звенит колокольчиком, призывая внимание прохожих:
– Люди добрые, сотворите святую милостыню на кормление малоимущих!
– У меня только две гривны. Ничего?
– Ничего, конечно, да примет Господь Вашу
малую лепту и воздаст сторицею во сто крат!
Жертвуйте на кормление малоимущих!
Подошла молодая, модная девушка:
– А десятку можно кинуть?                                                                                                                        – Можно, конечно…
– Супер!
– Можно еще продукты приносить и теплые вещи. Мы кормим голодающих каждую среду.
– Супер! Обязательно принесу и расскажу своим…
– Люди добрые, не оставайтесь равнодушными к нуждам обездоленных!
Хвала Богу Всещедрому! Есть у нас люди, неравнодушные к чужим бедам. Вдохновленные примером своих земляков, сестер и братьев во Христе, они присоединяются к программе Епархиального отдела по взаимодействию с волонтерскими организациями и нас становится все больше.
19 февраля 2017 года, в день празднова-ния Елецкой-Харьковской иконы Божией Ма-тери (ист. До революции 1917 года этот день еще был днем празднования города Харькова.
Впервые за долгие годы редакцией «Покров-ский вестник» выпущена литография восста-новленного ПЕРВООБРАЗА Елецкой-Харь-ковской иконы Божией Матери. Как сказал архиепископ Арсений Брянцев, «богоспасаемый град Харьков осеняется покровом чудотворных икон Божией Матери – Озерянской и Елецкой…») силами епархиального отдела, Харьковской Молодежки, сотрудников редакции «Покровский вестник», слушателей Воскресной школы для взрослых Покровского монастыря, при активном участии многих и многих православных христиан нашей епархии была организована и осуществлена совместная акция. Было объявлено о необходимости: выпечки и сбора блинчиков, одежды, закупки продуктов питания и лекарств для обездоленных людей, которые находятся в лечебных заведениях Харькова (25-я больница, ночлежка на ул. Мира 102, 31-я хирургия, 3-я на Баварии, 4-я Неотложка) с тем, чтобы их накор-мить блинами, кашей; оставить им лекарства, одежду и сухие пайки.
Для проведения акции были сформированы 3 отряда (водитель и 3–4 человека с ним).
Продукты питания были заранее расфасованы по пакетам, а горячая каша «подоспела» к утру.
Объявления, развешенные в монастыре, и «цыганская почта» сработали безотказно.                 Блинчики начали нести в субботу вечером, 18-го. К концу дня весь обеденный стол в помещении Детской воскресной школы был до отказа загружен блинчиками. Вот и ладненько, будет чем побаловать «небалованную публику».                                                                                       19.02.2017 года. 5.30 утра. В окнах издательства стоит предрассветная тишина, в любую секунду готовая вспыхнуть началом дневной круговерти. Дочитываю Правило ко Причастию. С конечным «Аминь» вскрикнул мелодией «Наутилуса» доселе прилежно молчавший телефон, а я подпрыгнула от неожиданности.
– Аллочка! Я приехала. Меня нужно встретить на Советской, иначе не донесу блинчики…
– Тетя Надя, Вы что их, со всего Жихаря собирали!?
– Почти.
До начала ранней литургии дверь в издательстве не закрывалась:
– Блинчики сюда?.. Меня просили передать блинчики… Наши еще после Литургии подвезут. Не поздно будет?.. Мы блинчиков напекли. Куда поставить?
Три отряда до зубов вооруженные блинчиками, аккуратно, заботливо уложенными в лоточки и прочими припасами после ранней Литургии разъехались по своим маршрутам. Мы с Юрием и Анютой остались на хозяйстве – нужно прибраться в помещении, вымыть бак из-под каши, организовать «чай» для ребят, которые вернутся с послушания из больниц и… продолжать принимать «эшелоны с блинчиками».
Вот, на колеснице Артемия, восвояси вер-нулся первый отряд добровольцев. В темпе позавтракали, и еще успели с игуменом Глебом и нашим новоиспеченным «аматорским
клиросом» на кладбище с панихидой покойному игумену Владимиру Головко. 19 февраля этого года исполнилось пять лет со дня смерти нашего дорогого монастырского духовника. Вечная память тебе, отец!
Вернулись в монастырь, а там еще одна группа закончила свой объезд. За чаем с блинчиками делились опытом, впечатлениями. Обсуждали дальнейшие планы. Р.Б. Виктор рассказал об острой необходимости срочно найти помещение под обустройство в нем ночлежки или приюта для бездомных. В настоящее время в больницах находятся люди без определенного места жительства, которым из-за обморожения пришлось отрезать ноги, стопы… У некоторых серьез-ные переломы. Их нельзя вечно держать в больнице. В скором времени их готовят на выписку – просто на улицу! Кто им поможет? Господь! 
Недавно один ревностный раб Божий объяснил мне, как правильно расшифровывается слово БОМЖ – «Божией Особой Милостью Живущий». Представляете?! Да ведь и правда, это Сам Го-сподь умножает хлебы… богатым он дает разум и силы заработать и приобрести материальные блага; они, в свою очередь, обязаны излишки пищи и одежды передавать нищим, сотворив СВЯТУЮ МИЛОСТЫНЮ ХРИСТА РАДИ ВО ИСПОЛНЕНИЕ ЗАПОВЕДИ ХРИСТОВОЙ, ЧТОБЫ ВСЕМ ВМЕСТЕ ПРО-СЛАВИТЬ ЖИВОГО БОГА. ВЕДЬ ТАМ, ГДЕ ДВОЕ ИЛИ ТРОЕ СОБРАНЫ ВО ИМЯ ЕГО, ТАМ И ОН СРЕДИ НАС…
– Что-то наш третий отряд задерживается.
Звоните, где они там?
– Батюшка Глеб, они практически на подходе.
– Молитвами святых отец наших…
– Аминь!
Дверь распахнулась, и в издательство зашли «последние из могикан».
– Что же вы так долго?
– Было чем заняться. Пока всех обошли-объехали уже почти час дня.
– Садитесь скорее, чайку горяченького, блинчиков со сметанкой. Рассказывайте, как там?!
Староста нашего отдела, р. Б. Игорь, изрядно проголодавшись вначале с аппетитом уминавший все еще теплые блинчики, на миг замер, углубившись в воспоминания и на его глаза навернулись слезы:                                                                                                                                                          – Я сегодня там в больнице встретился со Христом…
Народ за столом приутих, а Игорь продолжил:
– Часам к одиннадцати мы все уже слегка притомились. Поэтому почти «на автопилоте» обходили территорию, раздавали гостинцы, делали себе пометки для будущего объезда. Подошли к очередной палате, распахнули дверь. Оттуда дохнуло застоявшимся воздухом. Это было совсем малюсенькое, узкое, продолговатое помещение с одним окошком, кроватью и старой тумбочкой. На кровати сидел полураздетый, сгорбленный, сухой старичек. Его руки, обтянутые прозрачной кожей, сквозь которую, казалось просвещались кости, теребили какую-то тряпочку, когда-то бывшую носовым платком. Голова, напоминающая череп «бедного Ёжика» с тремя седыми волосинами повисла на тоненькой шее. Он показался мне то ли спящим, то ли
ушедшим глубоко-глубоко в себя.. Мы тихонь-ко зашли, стараясь его не испугать. «Здра-вствуйте», говорим, «спаси Вас Господи! Мы пришли Вас навестить, покушать принесли, еще чего там..» И тут произошло что-то невероятное. Старичек поднял голову и мне в глаза.., да что там в глаза, – прямо в сердце – посмотрел Сам Господь!                                                                             «Как же я вас ждал! Дорогие мои, как ждал! То уж молился-молился святому Николушке, то глядел-выглядывал… А вы и пришли, миленькие мои, покушать принесли, не забыли старика никчёмного»… Растерявшись от такой нежданной радости дедушка то пытался целовать руки, подающие ему нехитрые гостинцы, то нюхал румяные блины с начинкой, то без конца благодарил Господа, Царицу Небесную и Николая Чудотворца.. По-том его беззубый рот, как птичка по крошечке клевал горячую, ароматную кашку, а его глаза периодически смотрели на нас, обжигая сия-нием радости и благодарности. Застигнутые врасплох таким СРЕТЕНЬЕМ, мы, выложив на тумбочку все возможное, попрощались и, спотыкаясь об собственные ноги вытеснулись за дверь. Наши баулы сами собой сползли на пол, а мы, ошеломленные и онемевшие, так и стояли не в силах сдвинуться с места. Вот такие пирожки с котятами… А точнее блинчики со сметанкой.
Мы слушали рассказ Игоря, затаив дыхание, рисуя в своем воображении одинокого старого человека, которому кроме Самого Христа со святыми и обратиться то больше не к кому… и при этом капали слезами на наши недоеденные блинчики со сметанкой… По-думать только! Если уж наши окаменевшие, заскорузлые сердца дрогнули от сострадания этим незнакомым нам людям, то что же чувствует Сердце Создателя за каждого из нас – детей Своих?! А вот что – Оно разры-вается на части, истекая Кровью… А потом в виде СВЯТЫХ ДАРОВ преподается нам в Таинстве Святого Причащения, чтобы нас из-лечить, защитить от вечной погибели. А мы при этом еще смеем не приходить в храм, не отдавать Господу седьмой, принадлежащий исключительно Ему день и пренебрегать возможностью вкусить ТЕЛА ХРИСТОВА всего Себя расточившего ради спасения каждого из нас…
   Минутная стрелка напомнила о том, что пора на послушание и мы в составе «аматорского хора» убежали петь молебен Святителю Николаю. Хотя пением это верещание пока что еще трудно назвать, зато желание, с которым хотелось славить Господа и святых Его не помещалось в наших малых, бренных со-судах и мы бежали на клирос гудеть, как труба халдейская. Наши еще остались в редакции делиться впечатлениями от ДЕЛ ЛЮБВИ ХРИСТОВОЙ. Когда мы вернулись, в издательстве остались только двое. Александр наполнял информацией монастырский сайт, Алексей «сбрасывал» фотографии для отчета.
– Так. Кажется, отстрелялись. Осталось навести порядок, отнести Тавифе последнюю кучу блинчиков, и можно по домам. Анюта, ты моешь посуду.
– А…
–Ангела хранителя в помощь!
– Саша, Алексей, несите стол в Воскресную школу. Я тяну стулья.
–Ириночка Ивановна, а что это за стопочка блинчиков у Вас на обеденном столе?.. Это Ваши?
– Нееет, это Ваши..
– Они что там, как грибы под елками размножаются?!
– Ребята, ради всего святого, грузите их в сумки – и в рабочую трапезную, там еще готовят продукты для раздачи в 15-й. Скоро пять часов, а у нас еще работы «мама не горюй». Уставшие не только физически, но уже и морально, из последних сил, мы собрали па-кеты с блинами и отнесли. Наши монастырские подвижники, которые каждое воскресенье вот уже лет семь кормят обездоленных в 15-й больнице приняли продукты, продолжая подготовку к отъезду.
– Фу-ух, не может этого быть!
Мы рухнули на стулья и сами себе не верим, что «отстрелялись».
– Слава Богу за все! Сейчас отдышимся, и…
– Алла Андреевна! А посмотрите, там,в углу, на тумбочке что…
– Блинчики?!!!
У меня нервно начал дергаться правый глаз. Алексей застыл, а его брови сложились шалашиком и поползли вверх. Немая сцена. Ревизор! Оцепенение длилось недолго, но интенсивно – вдруг в 15-ю уже уехали?
Оставить блины в издательстве? Ни в коем случае! Пропадут, греха не оберешься. Что, самим куда-то еще развозить?! Не-е-е-е-ет!
– Так, быстро! Хватайте их, пхните в сумки! Тавифа, дорогая! Вы там еще не уехали?!
– Сейчас отъезжаем. Уже все погрузили.
– Нет, не все! Еще БЛИ-И-И-ИНЧИИКИИИИИИ…
Вот так Господь насытил и пять, и семь тысяч, и еще осталось коробов! А вы говорите…

Дневник вела р.Б. Алла Станкевич

 

 

%d такие блоггеры, как: