Слово в неделю третью по Пятидесятнице

Протоиерей Валентин Амфитеатров.

Мф. 6, 22-33

Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло;

если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?

Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.

Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?

Да и кто из вас, заботясь,может прибавить себе росту [хотя] на один локоть?

И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут? Ни трудятся, ни прядут;

но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!

Итак не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или:«что пить?» или: «во что одеться?»

Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец наш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.

Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

Два властителя, два господина у каждого человека в этом мире. Один из них всемогущий, вездесущий, неизменяемый всеведущий, вседовольный, всеблаженный. Он — Господь Бог, Его говорят непрестанно небеса, хвалит земля, величает славу его вселенная. Он не видим!

Другой господин бессильный. Его лицо — карикатура. Он хотя всюду гонится за человеком, но прячется; он изменяется чаще, нежели погода в странах непостоянного климата; он от грехов смраден, он алчен, ненасытен, сластолюбив, сладострастен, неустойчив, говорит одно, а делает другое, в семье развратен, на руку нечист, в трезвом виде его никто не видел. Его имя проклинают в семье матери и отцы, потому что он делает их детей непочтительными, ненавидят супруги, потому что расстраивает семейную дружбу,презирают в обществе, потому что он вносит ссору везде, где собираются двое-трое-четверо и более. Его всюду боятся. Куда он вторгается, туда входит и горе, и зло , леность со всеми своими дочерьми, т.е. пороками. Его можно видеть, его все знают. Его имя — маммона, проще сказать страсти.

Двум господам служить нельзя, — сказал Иисус Христос. Мы, по милости Божией с самой купели рождения, объявили себя за Господа нашего Иисуса Христа и отреклись от сатаны, от слуг его маммона и от всех дел его.

Вникнем теперь в себя и спросим, — каковы мы слуги. Мы хвалим своего Господа но рабы ли мы Господни, или же похожи на израильтян, которым Божий пророк Илия сказал в полном собрании народа: “перестаньте хромать на обе ноги! Или — Бог, или — Ваал!

Встретили мы недавно своих знакомых. Они принадлежали к бедному классу тружеников, исповедующих веру Христову и носящих имена христианские. Стали говорить о Христе дружески. Они на словах любят Господа и убеждены, что все счастье человеческое в Нем. На вопрос «Как выслужите Господу? Как исполняете волю Божию? » они, -люди, искренние стали жаловаться на судьбу свою. Говорят люди темные Работаем изо дня в день, писания не разумеем, с утра до ночи в трудах. Когда нам служить Господу. Часок или другой вырвутся свободными — отдыхаем, в праздник тоже отдыхаем.

Говоря так, они расчувствовались, как праведные. Было видно, что они своей совестью спокойны, сердце их не болит о том, что волю Божию они по немощи не выполняют, да и ведать ее не проявляют особой любознательности.

Мы стали с ними рассуждать, и они согласились, что говорили с чужого голоса, слышанного от маммона, — клевету на Господа.

Неправда, что только ученым и образованным дано понимать волю Божию. Божия сила, Божий разум в немощи открываются.

Иисус Христос молился и в умилении души, радуясь, говорил: “Славлю Тебя, Отче, Господи, неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение?’ (Лк. 10,21)

В деле веры и благочестия земная мудрость часто является буйством ума, грубостью, похожей на сына, который, побывав в чужих странах и узнав язык этих стран, считает своих родителей неучами. Для познания воли Божией нужно сердце.

«Сердце чистое созижди во мне, Боже!» — высказывает заветное свое желание царь Давид. И Сам Господь говорит людям: “Сын Мой, дочь Моя, дайте Мне свое сердце!” Кто были апостолы? — Мужи труда, простые, не книжные, далее границ своего города и берегов своей реки нигде не бывшие. Кто же, лучше их, понял Божию волю?!

Пастухи Вифлеемские были люди неграмотные, а между тем они прежде всех успели поклониться Иисусу Христу, лежавшему в яслях!

А св. Антоний Великий? Он не умел читать, а между тем тысячи тысяч научил знать волю Божию!

А Екатерина преподобная, дочь поденщика-красильщика, не только знавшая все богослужение наизусть, но и множество людей утешавшая в своей жизни!

А Василий Блаженный, наш русский человек, говорил такие речи, что и патриархи и цари им внимали…

Итак, братия и сестры, не говорите, что мы люди темные, закона Божия не знаем. Закон Божий в сердце каждого человека написан.

Для чего же поставлены и служители алтаря Господня, как не для того, чтобы своей жизнью и словом быть светом для вас. Ну, почаще углубляйтесь в себя, поискреннее и внимательно относитесь к молитве. Господь Сам вразумит вас. Ангел-хранитель научит вас, священник будет вашим братом-товарищем… И сердце ваше станет Царствием Божиим.

Вот еще говорили с нами труженики о том, будто бы работа отвлекает от служения Богу. Они говорили внятно и чувствительно, указывая на свой хребет, уставший от целодневного дела, показывая и морщинами и мозолями покрытые руки как бы в доказательство своего оправдания. Опять у этих бедных, хороших людей услышались отзвуки внушений маммона.

Труженики! Братья и сестры! Не нужны для служения Богу ни спины, ни руки, ни ноги ваши. Преклоняйте колена ума и сердца вашего, работы начинайте с благоговением к Богу, продолжайте с благодарным чувством, оканчивайте с благодарной молитвой, тогда и работа ваша будет спорее, и занятие ваше будет отрада и утешение. А между тем разве не бывает, что ум наш во время машинальной работы занят позорной мечтой, язык исторгает вместо благодушия нечистые сквернословия и грубые шутки? Кому же не известно, что уста многих в течение целой недели празднословят без устали, а как начнут произносить молитву, то едва-едва движутся. Это и есть служение маммоне.

Работа же есть служение Богу. Преп. Сергий рубил дрова, молол муку, шил платье, стряпал на трапезу. [И все с молитвой] […] Знайте же, что работа прилична всякому человеку и служению Богу не препятствует и не препятствовала нигде и никому.

Встретил я недавно двух людей с достатком внешних благ. Они — крещеные люди, исповедуют христианскую веру, но жаловались, что дела, хлопот много. “Хотелось бы, — по их словам, — служить Христу по евангельскому уставу, да как же поступить с сокровищами? У одного — дом, у другого — имение, купля и продажа. Не отказаться же от наживаемого и нажитого, иначе люди глупыми людьми нас назовут. “Не раздать же их?!”

И евангельскому юноше не по сердцу был ответ Иисуса Христа, когда Он сказал ему о сокровище небесном (Мф. 19,21)…

Нет, мы попроще и поближе к нам возьмем пример-, например, патриарх Авраам. Он долго, очень долго жил на земле и всегда был в имущественном достатке и целую свою жизнь служил Богу. Авраам жил и точно с каждым днем богател, всегда думая, что Господь посылает ему деньги для того, чтобы питать нищих, помогать бедным, защищать сирот… Его день начинался мыслью, — кого бы осчастливить. Дни его были жизнерадостны. Он давал, и рука его не оскудевала; лепта обращалась в драхму, а драхма в талант; единица обращалась в пять, десять и сто. Щедрый человек — это море, сколько из него ни черпай, никогда не будет безводно. Оно сколько принимает, столько же и выпускает воды через сообщение с реками; так и у праведного будет и преизбудет!

Сарептская вдова, имевшая у себя только немного горстей муки и бутыль елея, целые годы питала ими себя и Илью пророка.

Если человек достаточный забывает служение Богу, то он слуга маммона; такой человек не будет на лоне Авраамовом, но там, где Иуда. Иов, Авраам, Исаак, Ревекка, Эсфирь с богатством идут на небо, а Иуда и ростовщики с золотом попадают в ад.

А вот и еще люди, находящиеся на общественной службе, и статские, и военные. И они говорят, что служение Богу — дело монахов, дело священников и диаконов, дело простого народа. Это говорят они по внушению маммона. Спаситель же сказал: “воздадите кесарева — кесаревы, и Божия —Богови” (Мк. 12,17).

А они, люди, стоящие на передовой ступени, как бы стыдятся открыто служить Богу. Те же люди за честь себе поставляют выражать чувства смирения перед высшими себя, от которых зависит временное их благополучие на земле, но стыдятся открыто кланяться Богу, от Которого зависит счастье и временное и вечное. Нет, истинные люди, великие слуги царя и народа, были служителями Бога. Вот перед глазами нашими столько царских и великокняжеских гробниц. Здесь, во св. храме, сложены их плоть и кости. Все они были правоверующими. Вот и св. мощи доблестных покровителей нашего храма, князя Михаила и боярина Феодора, за веру “ради Бога” жизнь свою положивших, а в другой столице Русской земли, в С-Петербурге, — св. Александр Невский. Ни бремя государственных занятий, ни блеск двора, ничто не могло препятствовать им служить Богу и молиться Богу. Прекрасные были они граждане на земле; дивные они теперь граждане на небе!

Прочь же от нас, ложный владыка маммона, прочь, страсти. Наш Владыка — Бог Отец, наш Ходатай — Христос, наша сила — Дух Святой. Троица Пресвятая! Слава Тебе, Боже! Аминь.