Слово в неделю двенадцатую по Пятидесятнице

Мф. 19,16-26

И вот, некто, подойдя, сказал Учитель благий! Что сде­лать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?
Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь [вечную,] соблюди заповеди.
Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбо­действуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя.
Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?
Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, про­дай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.
Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?
А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно.

Учитель благий! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?” Такими словами начал свою речь добрый, но не приобретший опыта и знания жизни и ее назначе­ния евангельский юноша, испрашивая у Иисуса Христа совета для получения жизни вечной. Этими же словами и мы молитвенно начинаем свое поучение, ища ответа на вопрос: что сделать нам доброго, чтобы иметь жизнь вечную?
Благодарение Господу! У каждого из нас есть средства знать все, что нужно для спасения. Вникнем в них. Ограничимся напоминанием о та­ких средствах, которых не лишен ни один человек. Самый бедный, са­мый бездольный, самый неученый ими владеет и может распоряжаться.
1
Самое близкое к научению себя христианскому благочестию сред­ство — совесть. Без совести людей не существовало и не существует. Всякий из нас слышал и слышит голос этого друга-судьи, который ве­лит и внушает делать то и избегать другого. Этот голос не умолкает ни днем, ни ночью; ни дома, ни в пути; ни в юных, еще не утративших стыдливого румянца в лице, существах, ни в седых старцах, стоящих на пороге вечности.
Может упасть и глохнуть внешний слух до того, что человек не слы­шит дыхания бури и грома, но голос совести ничем нельзя заглушить. Слово Божие этот голос называет голосом Самого Бога, небесного Отца, вложенным в нашу душу в то мгновение, когда Его воле было угодно, чтобы мы родились и жили на земле. Этот голос есть откровение воли Божьей. Если бы мы слушались его, то знали бы истину и правду. Нам не нужно было бы иметь ни учителей, ни наставников. По непосред­ственному откровению Божию знали бы, что нам делать, как жить.
Но вот наша скорбь! Вместо того, чтобы поступать по совести, мы большей частью идем вопреки ей. Водимся своими внешними чувства­ми, привычками, страстями. “Мне нравится”, “к этому мы привыкли”, “мне хочется” — эти наши деятельные побуждения стоят в неприяз­ненном отношении к совести. Ею они пренебрегают, ее подавляют. Нежный голос совести слабеет. Мало-помалу прах суеты покрывает все наши душевные силы, и голос небесной правды стихает наконец со­всем. В душе остается тьма, одинокость, страх, безрассудность и отчая­ние…
Всякое несчастие ужасно, но ничего нет печальнее, как видеть че­ловека, исказившего свою совесть, погубившего ее. Это горе страшное.
Бессовестный хуже зверя лютого, ниже пресмыкающегося, ползающие движения которого возбуждают в нас желание удалиться от него, зак­рыть глаза, чтобы его не видеть.
Совесть, однако, как искренний друг. Она готова всегда возвратиться в нашу душу, если раскаемся. Возвратившись, она будет, обычно, по- прежнему укорять нас за ложь, за леность, за нерадение, за чувствен­ность, корыстолюбие и другие пороки, если в них мы виновны. И бу­дет приносить нам радость, если мы устояли в борьбе с вредными ис­кушениями плоти, мира и диавола.
2.
Второе средство к научению себя в благочестии у каждого — соб­ственная жизнь. Правильно жить на белом свете значит беспрестанно учиться. Кто же учитель? — Тот, без воли Которого не падет с головы нашей ни одного волоса. Все, что с нами случается, для благочестивого человека есть совокупность уроков Премудрости и Воли Божьей. О, если бы мы так смотрели на жизнь, то были бы и религиозны? и разум­ны, добры и правдивы. Ежедневно с нами была бы жизнь, как настав­ница, припоминающая прошедшее, освещающая настоящее и проре­кающая будущее.
Но вот скорбь общая. Мы думаем, что за нами с неба никто не смот­рит, нашей жизнью никто не управляет, а потому живем случайно. В богатстве — у нас на первом плане чувственность, в довольстве — гор­дость и всякие страсти. В несчастии — малодушие, ропот, озлобление на людей, проклятие судьбы. Живя день за днем, мы не хотим подумать ни о Боге, ни о душе своей, ни о том, что произошло, ни о том, что будет. Такой образ жизни более походит на сон, грезу, мечту, а не дей­ствительность, подготовляющую нас быть собеседниками ангелов и наследниками вечной блаженной жизни.
3.
Сама природа является каждому из нас средством полезного на­учения. Что такое природа? Апостол Павел отвечал: она — зеркало, от­ражающая присущие совершенства Божии, силу Творца и Его Боже­ство. В самом деле, поглядите на тучу, рассекаемую молнией и грома­ми, не образ ли это Божественного всемогущества? Посмотрите ночью на небесный свод, усеянный звездами, на утренние и вечерние зори с восходящим и заходящим солнцем? Куда не оглянемся, везде видим, везде чувствуем наставление или обличение, похвалу или осуждение своей деятельности. Вот почему Иисус Христос большую часть прит­чей своих, и даже своего учения в назидание, освещает указанием ви­димого и слышимого нами в природе.
4.
Кроме совести, своей жизни и природы, каждый христианин име­ет средства к научению в слове Божьем. Св. Иоанн Златоуст говорит: “Внимательный посетитель богослужений от одного слушания слова Божия может созреть в богослова”. Но, странно, люди небрегут узнать слово Божие. Многие набрасываются с жадностью на жалкие басни, на душетленные песни, а не хотят узнать, что написано к ним с неба о их вечном спасении. У многих нет в этом отношении даже и любопыт­ства. Бесчувствие непростительное! “Слушай слово Божье, — замечает Златоуст, — это завещание Спасителя, написанное не чернилами, а кро­вью Его”. Действительно, наше невнимание к слову Божию нельзя на­звать иначе, как преступлением.
5.
Наставляя в благочестии ежедневно, утром и вечером и в полдень, Церковь отверзает всем двери, приглашает к трапезе тела и крови Хри­стовой, излагает обязанности христианина, беседует об утре, дне и ве­чере нашей жизни…
6.
Каждый из нас имеет у себя Ангела-хранителя, который есть вмес­те и Ангел-учитель. Но — увы! — не все знают, что есть у них Ангел- хранитель. Многие перечислят вам своих богатых родственников, знат­ных знакомых, а о небесном же своем Наставнике ровно ничего не знают. Так многие из нас платят любви Божьей за то, что она даровала нам святого ангела, наставника, хранителя нашей души и нашего тела.
7.
Наконец, есть у нас наставник, выше и божественнее Которого нельзя ни пожелать, ни представить; ибо это Сам Дух Святой. Он невидимо сошел на каждого из нас в таинстве св. крещения, чтобы руково­дить, просвещать и наставлять каждого из нас в вечную жизнь. Дух Свя­той внимает нашей чистосердечной молитве, просвещает и наставля­ет, сказывает, как поступить, что сделать.
Вот сколько у человека средств к научению в благочестии. Этими средствами пользовались святые Божии угодники. Многие из них не умели ни писать, ни читать и при всем том не только сами просвети­лись светом небесным, но и сделались светилами всей вселенной.
Знайте, что путь на небо никому не прегражден, — в познании это­го пути нет ни для кого недостатка. Итак, пойдем вперед, озаряемые лучами благости Господа Бога Спасителя нашего; Ему честь и слава во веки веков. Аминь.
Протоиерей Валентин Амфитеатров.

%d такие блоггеры, как: