Слово в неделю двадцать шестую по Пятидесятнице

Лк. 12,16-21
И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле;
и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне со­брать плодов моих?
И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! Много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись.
Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?
Так [бывает] [с] [тем,] кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.
Что сотворю, яко не имам, где собрати плодов моих ” (Лк.
12, 17).

Вот какое горе, — дума и забота! Поля богатому человеку принесли обильный урожай. Богач не знает, куда девать плоды.
Ангел-хранитель говорит ему голосом совести: оставь свою думу. Взгляни вокруг, — сколько людей, обремененных семьями, сколько оди­ноких нищих, томимых голодом! Раздели между ними хоть те плоды, которые не вмещаются в житницах твоих, — сколько несчастных ты облагодетельствуешь, какую радость им доставишь, какую умилительную благодарность получишь!
Ангел ожидал. Совесть, сказав ходатайство за бедных и голодных, замолчала. Стал говорить с богачом диавол голосом страсти: “Построй новые просторнейшие житницы, собери туда все добро свое. Будет при­ятнее тебе”.
И разрешил свою думу богач последним советом. Стало ему весело; он стал мечтать; “я скажу, — говорил он, — скажу душе моей: душа! Много лежит у тебя добра на многие годы; покойся, ешь, пей и веселись; кажет-
ся, на земле нет желания, которое я не мог бы привести в исполнение. Праздное спокойствие, веселье, наслаждение — впереди на многие и многие годы!”
Но снова стала говорить совесть, по внушению ангела-хранителя. Те­перь голос совести стал строгим. Каждое слово звучало как бы упреком, ужасало: “Безумный! Богу так угодно: в эту же ночь ты перестанешь желать! Завтра в этот час ты будешь холоден, как камень, лежащий на сырой зем­ле, потому что будешь мертвецом! А «яже уготовал», кому будет?”
Евангелие не сообщает, как поступил богач. Назидание же евангель­ское ясно, просто и для нас обязательно, как долг.
Мы знаем, что не редкость видеть людей, долгие годы своей жизни употребляющих на скопление богатства, на то, чтобы наживать и нажи­вать и под старость жить в свое удовольствие. Но они забывают про одно условие человеческого существования: человеческая жизнь не зависит от имущества. Кажется, всякому известно, что ни одному человеку в мире не доставляло богатое имущество покоя и здоровья. Ни один богач не может сказать: “я нашел бессмертие в обладании капиталом, землями, мне ничего не нужно”. Нет! Желания разрастаются с потребностями. Чаще истинный покой живет в хижине и шалаше, нежели в высоких, внешне торжественных чертогах. — Забота о здоровье реже посещает бедного, нежели человека достаточного. Последний ищет его посредством все­возможных искусственных средств (напр., искусственной перемены кли­мата, в далеких, теплых краях, в тщательно измеренной градусами ком­натной температуре), а бедных пользует природа.
Наживать богатство нелегко, сохранить его еще труднее. Приумно­жающий богатство копит его, являясь таким образом презренным ко­рыстолюбцем, проводящим бессонные ночи, переносящим иногда уни­жения, претерпевающим произвольные лишения. Сколько тревог испы­тывает накопивший богатство! Сердце его страдает от того, что может их истребить моль, съесть ржавчина, могут подкопаться под его кладо­вые воры, может произойти пожар, и от одной искры огня все превра­тится в пепел. Если приумножающий богатство скажет, что его имуще­ство обеспечено от всяких случаев внезапности, то покойна ли будет его душа, когда воспоминания будут ему говорить о способах, какими при­обретено богатство? Чаще всего оно идет от слабого к сильному неред­ко с притеснением, неправдой, путем лживости и обиды. А пересуды
людей, а общественное мнение? Они не прощают скопившим богатство. Следовательно, чаемого спокойствия богатый человек от своих прибыт­ков не получает.
Человек создан для общежития. Скопивший богатство обращение с людьми равного состояния считает для себя узким. О, сколько мы знаем людей, бывших истинными друзьями, делившими и радость и горе вме­сте, когда они были взаимно нуждающимися, но приумножение внеш­него благосостояния развело их до встречи их в области вечности. Там, где прежде была простота, взошло недоверие. Ясность, улыбка их друж­бы исчезли: они идут иными путями. Из-за чего произошла перемена? Только из-за того, что один стал имущим, а другой остался в рядах не­имущих или полуимущих.
И для богатого, и для бедного приходит конец. Смерть берет дань жиз­ни. Богатые получают от окружающих их льстецов столько благих пожела­ний, что не предвидится как бы и конца жизни для них. А между тем огляди­тесь: царь и воин, здоровые и убогие, нищие и пресыщенные, — два века не живут. Богатые чаще болеют, нежели люди, ведущие скромный и правиль­ный рабочий образ жизни. Это свидетельствуют опыт и наука.
Кому страшнее умереть: богатому или бедному? Для обладающих земными благами смерть до того страшна, что они всеусиленно удаляют мысль о ней. Трудно близким к ним людям напомянуть им о предстоя­щем переходе в область вечную. Предсмертные терзания их совести поистине люты. Да, смерть грешников люта. Пророк Иезекииль говорит богачу: “Увы! Ни серебро, ни золото бессильны избавить тебя в день гне­ва Господня” (Иез. 7,19). А Спаситель наш произнес: “Кая бо польза че­ловеку, аще приобрящет мир весь и отщетит душу свою” (Мк. 8,36).
Как же быть? — спросите вы. — Жить сообразно с евангельским уче­нием. Собирайте сокровища христианских добродетелей, в залог бла­женной вечности, чтобы во всякое время, в какое ни явится наш ангел за нашей душой, мы могли встретить смерть не в ужасе, как тирана, раз­бойника, отнимающего у нас жизнь, но как доброго слугу, явившегося нам помочь “совлечься ветхого человека и облечься в нового”. Чтобы каждый из нас мог сказать в последний час своей жизни: “Прощай, зем­ля! Слава Тебе, Господи, показавшему нам свет!” Аминь.